Автор Тема: Расказачивание  (Прочитано 61 раз)

Чига

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 922
  • Слава Казакии!
    • Просмотр профиля
Расказачивание
« : 11 Июнь 2019, 23:32:13 »
Расказачивание

Расказачивание — процесс перевода казаков в сословия и лишения их особенностей самосознания, культуры, казачьих прав, привилегий и обязанностей.


Ликвидация Запорожской Сечи

Самым известным фактом расказачивания в Российской империи является ликвидация в 1775 году Запорожской Сечи. После ликвидации, в которой казаки были предоставлены своей судьбе, бывшим старшинам была дано дворянство, а нижним чинам разрешено вступить в гусарские и драгунские полки. Часть запорожцев, сперва ушла в Крымское ханство, а затем на территорию Османской империи, где осели в дельте Дуная. Султан позволил им основать Задунайскую Сечь (1775—1828 гг.) на условиях предоставления 5-тысячного войска в свою армию.

Однако, ликвидация такого крупного воинского и административно-территориального образования, как Запорожская Сечь, принесла целый ряд проблем. Около 12-ти тысяч запорожцев остались в подданстве Российской империи, многие не желали терпеть жесткую дисциплину регулярных армейских частей. В то же время их традиционный образ жизни часто приводил к конфликтам с российскими властями. После неоднократных погромов сербских поселенцев, а также в связи с поддержкой казаками Пугачёвского восстания.

Однако сохранялась военная угроза со стороны Турции. Поэтому было решено восстановить Малороссийское казачье образование в новом виде и на новом месте и в 1787 г. казачьи старшины подали прошение на имя императрицы, в котором выразили желание по-прежнему служить. Так появилось «Войско верных Запорожцев» и 27 февраля 1788 г. вручено старшинам Сидору Белому, Антону Головатому и Захарию Чепеге флаги и другие клейноды, которые были конфискованы в 1775 году.

Войско Верных Запорожцев, переименованное в 1790 году в Черноморское казачье войско, участвовало в Русско-турецкой войне 1787—1792, стало впоследствии основой для Азовского и Кубанского казачьих войск.


Расказачивание при Александре II

Курс на "расказачивание” был взят в ходе реформ 1860-х гг. Был выдвинут лозунг о том, что "роль и задача казачества уже окончены”, поскольку закончилась Кавказская война.

В Петербурге был создан специальный "Особый комитет по пересмотру казачьих законоположений". Как объявлялось, деятельность комитета должна была быть направлена на "повышение благосостояния" и "гражданственности" казаков. Однако, комитет даже не принял к рассмотрению предложения, выработанные к тому времени в Казачьих Войсках. На первом же заседании комитета военный министр Российской империи Дмитрий Алексеевич Милютин отметил, что в случаях противоречий между воинскими традициями казаков и "гражданственностью”, надо отдавать предпочтение последней.

К пропаганде против казачества широко подключилась пресса. В газетах писалось, что в структуры армий "современного” европейского государства не вписывается "архаичное” казачество. В частности, в либеральной газете "Голос” напрямую заявлялось о том, следует ли вообще поднимать вопрос о "благоустройстве" казачества и соответствующих расходах, если спорным является необходимость "самого существования этих Войск", поскольку их "силы" и "боевые качества" "не могут быть совершенны".

Это вызвало волну протестов. Всеобщее расказачивание пришлось отложить. Однако, были расформированы Дунайское и Башкирско-мещерякское Казачьи Войска.

Однако, по мнению  казачество просто решили "развалить" изнутри. Существовали проекты А.П. Ермолова и победителя в войне с горцами генерала от инфантерии Н.И. Евдокимова, в соответствии с которыми, Северный Кавказ предполагалось сделать единым казачьим краем. В случаях, если для этого не хватало потомственных казаков, широко практиковалась, так называемая "приписка" — в казаки стали зачислять дружественных горцев — часть осетин, кабардинцев. Ермолов приписал в казаки крестьян Кавказской губернии, отставных солдат. Однако, вопреки ожиданиям, это не вызывало размывания казачества. Своеобразным "плавильным котлом" по "перековке" "приписных" в настоящих казаков была война. Ведь, солдат, который отслужил 25-летнюю службу на Кавказе, выжил, да ещё, после этого захотел здесь остаться, был, практически, "готовым” казаком, которому приходилось жить с оружием в руках.

Однако, Милютина не устроил проект Евдокимова. Последний был отправлен в отставку, а в казачьи области двинулось массовое переселение крестьян с Украины и из центральной России, которые, буквально, "хлынули" на новые земли, поскольку были обезземелены реформой 1861 года. В 1868 г. вышли законы, дозволяющие иногородним селиться на казачьих землях, приобретать собственность. Казакам была предоставлена возможность свободного выхода из казачьих Войск. В 1869 г. было принято "Положение о поземельном устройстве в Казачьих Войсках”, в 1870 г. "Положение об общественном управлении в Казачьих Войсках”, в соответствии с которыми, станичная община признавалась всесословной, было предоставлено право участия и голоса в станичных сходах "иногородним" - представители некоренного неказачьего населения казачьих земель, так казаки называли всех пришлых поселенцев, подразумевая под этим людей "иного роду", не казачьего, из "иных (неказачиьх) городков", не местных, не знакомых с казачьими обычаями и правилами.

В 1775 г. Екатерина II признала права русского дворянства и за классом донских старшин. Новые дворяне получили поместья и для обработки земли начали свозить крестьян, купленных "на вывод" в соседних губерниях. Одновременно с этим, в станицах и в крепостных посадах стало появляться все больше русских и украинских торговцев, ремесленников арендаторов свободных казачьих земель и постоянных или временных рабочих. С этого времени на Дон и Кубань стали приходить массы казаков-черкасов, недавних граждан разрушенной Сечевой республики. Но они иногородними не считались. В 1795 г. 912 семейств таких черкасов зачислены по приказу свыше в задонские станицы Махинскую, Кагальницкую, Мечетенскую и Егорлыцкую. Они растворились без следа в основном казачьем населении.

Взаимоотношения казаков и иногородних никогда не были особенно хорошими. Вынужденные нести обязательную военную службу, казаки видели в иногородних представителей торгового и ростовщического капитала, приписывали им и их деятельности разрушение старого уклада жизни и свое разорение. Казачья войсковая администрация (как и казачья масса) не могла никогда отказаться от воззрения на иногородних как на чужеродный элемент, вросший в чужое тело казачьего народа. В свою очередь, иногородние, обжившись на новом месте, косо смотрели на особые права хозяев края, казаков.

Иногородние делились на коренных и пришлых. К первым причислялись все те, которые имели оседлость на казачьей земле, в станицах, городах и селах, на протяжении двух поколений и дольше. Остальные считались временными жителями. Конституции Дона и Кубани предоставляли первым не только полные гражданские права, но и беспрепятственную возможность натурализоваться в казачьей среде. Однако лишь немногие воспользовались этим правом.


Не обошлось и без принудительного "расказачивания”.

От Кубанского Войска был отделен Черноморский край от Новороссийска до Адлера, который стали заселять армянами. Были отделены от Кубанского Войска и земли Ставропольской бригады. 12 казачьих станиц было переведено на положение крестьян. Такая же участь постигла и Адагумский полковой отдел.

От Оренбургского Войска была отделена западная часть Самарско-Оренбургской линии, а казаки тоже переведены в крестьяне.

На Казачьи Войска были распространены общегражданские суды, земства.

Расказачиванию подверглись и все сибирские станичные казаки:

•           19 апреля 1868 года Калтайские станичные казаки, которые состояли из татар-мусульман, были расказачены и перечислены в сибирские инородцы. Перевод в Сибирское казачье войско запрещался.

•           17 июня 1868 года станичные казаки Томской губернии были расказачены и перечислены в крестьянское сословие. Но с разрешением на переселение в Сибирское казачье войско.

•           в 1870-х гг все станичные казаки Туруханского края и Енисейского уезда расказачены и перечислены в крестьяне. Перевод в Казаки Енисейской Губернии запрещался.

•           в 1876 все станичные казаки Якутской области , в т.ч., казаки Походской станицы расказачены и перечислены в мещане. Перевод в Якутский казачий полк запрещался.

К концу правления Александра II станичные казаки исчезли. Станичные казаки — категория казаков, существовавшая в Сибири в 1822-1870-х гг.

22 июля 1822 ( согласно Устава о Сибирских Городовых Казаках) все казачье население Сибири были разделено на три категории:

1.         Сибирское линейное казачье войско и казаки, поселенные на других пограничных линиях (позднее из них образовались Забайкальское казачье войско и Казаки Иркутской Губернии)

2.         Городовые Сибирские Казаки, сведенные в семь конных городовых казачьих полков ( Тобольский, СибирскоТатарский, Томский, Енисейский, Иркутский,Забайкальский и Якутский) и две отдельные городовые казачьи команды (Камчатская и Верхотурская )

3.         остальные казаки Сибири стали именоваться станичными казаками: городовые казаки Сибири не вошедшие в полки, татарско-мусульманская команда - калтайцы, русскоязычно-православные старожилы Якутии, Колымы, Индигирки – походчане, казаки отдаленных мест Севера, Саян, Абакана, Хатанги, Пелыма.

В права и обязанности станичных казаков входило:

•           постоянно жить в определенной

•           в каждой станице на 3 года избирались станичные: Голова (на правах Хорунжего) и Старшина (на правах Пятидесятника)

•           обязывались нести всякую караульную, конвойную и полицейскую службу, но обыкновенно не далее 150 верст от расположения станицы

•           в отличие от казаков городовых полков, станичные не получали из казны довольствия, оружия и экипировки

•           довольствие, оружие и экипировку станичные казаки должны были получать из общих средств своей станицы

•           несли земские повинности наравне с крестьянами и сибирскими инородцами

•           как и всё казачье население, станичные казаки были освобождены от налогов, пользовались землей и имели право заниматься любыми промыслами

•           служба была обязательной и по возрасту не имела временных ограничений, перевод в другое казачье войско был запрещен.

Происходило и постепенное вытеснение казаков со своей земли. Наделы казачьих офицеров и чиновников, которые раньше давались войском вместо окладов и пенсий, теперь стали частной собственностью, которую можно было продать, в том числе, и неказакам. И пришлые стали скупать землю. В итоге, число "иногородних" на Кубани и Тереке составляло в 1878 г. – 18 %, в 1880 г. – 44 %, по сравнению с 1 – 2 % в 1864 г.

В результате, всего два Войска сохранили свою территориальную целостность: Донское (которое было самым большим, а также потому, что донской войсковой атаман ещё до введения этих реформ получил все права губернатора) и Уральское (где земли были слишком неплодородными и куда не ехали "иногородние"). Земли остальных Войск были раздроблены. На землях казачьих войск вперемешку с казачьими юртами располагались гражданские волости.

В это время была проведена серьёзная военная реформа, суть которой состояла в замене рекрутской системы воинской повинностью.

В 1875 г. Устав о всеобщей повинности был распространен и на казаков, однако это было воспринято как оскорбление. Казаки всегда рассматривали свою службу в качестве главного предназначения всей своей жизни, священного долга, а не какой-то "повинности”. Однако, в Уставе Казачьи Войска были указаны, практически, в самом конце — после войск запаса, перед частями, сформированными из инородцев, которых, вообще, относили к "вспомогательным войскам”, а не к основному кадровому составу армии. Срок строевой службы казаков был сокращен до 4 лет. При этом, казачьи полки были распределены "четвертыми полками” в общеармейские кавалерийские дивизии. Но и вся кавалерия была значительно сокращена военным министром. Осталось всего 16 кавалерийских дивизий, среди них лишь одна казачья — 1-я Донская. Всего, в армии мирного времени оставалось лишь 20 казачьих полков. Кроме того, по новым требованиям на военную службу призывались не все казаки, а лишь те кому выпал жребий. Те, на кого жребий не пал, должны были платить особый налог вместо службы.

Кроме того, по мысли реформаторов казачества, все особенности казачества должна была стереть подобная недолгая и не для всех служба в обычных кавалерийских дивизиях. Помимо прочего, быть казаком стало невыгодно и с материальной точки зрения — ведь, даже не отправляясь на военную службу, казак должен был "за свой кошт справить" коней (двух), форму, оружие (хотя, возможно его вовсе и не призовут на военную службу), нести войсковые обязанности, отвлекаться на регулярные военные сборы. Зачем нужно все это, если можно свободно выйти из казачьего сословия и, став крестьянином, мещанином или купцом, заниматься собственным хозяйством, торговать, заводить промыслы? Так, как по соседству живут все остальные. А в случае призыва на военную службу, то отслужить можно без всех этих хлопот по "самовооружению" и "самообмундированию", на полном государственном обеспечении.

Но, несмотря на это, факты добровольного выхода из казачества были, буквально, единичными.

Дальнейшему ходу расказачивания помешала русско-турецкая война (1877—1878), в которой Россия, недооценив силы противника, столкнулась с турецкой армией, прекрасно обученной, вооруженной крупповскими пушками, новыми английскими винтовками и прекрасной кавалерией, сформированной из черкесов и чеченцев, вооруженных новейшими магазинными "винчестерами”. В значительной мере ситуацию спасло казачество, которое выполнило роль полноценного войскового резерва и смогло выставить 125 тыс. воинов. При этом, составляя лишь 2,2 % населения страны, казачество дало 7,4 % личного состава всех вооруженных сил.

https://orenburg-cossac.ucoz.ru/publ/raskazachivanie_rossijskaja_imperija/1-1-0-7
Верни себе имя! Своей земле,
докажи, что ты достоин жить!
Возрождай культуру делом, наша
культура над всеми! И этим стоит дорожить!