Автор Тема: Газета \" Казачье Единство\"  (Прочитано 8265 раз)

Чига

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 904
  • Слава Казакии!
    • Просмотр профиля
Re: Газета \\
« Ответ #15 : 01 Февраль 2017, 21:14:55 »
Газета ''Казачье единство'', 1939, № 07.pdf Насчет линий


Разные бывают «линии» людей, живущих на свете. Одна «линия» приносит, как самому человеку, который живет по ней, так и окружающему его обществу, пользу, благо, а другая, упорно преследуемая человеком, «линия» приносит эту пользу и это благо только лишь тому, который живет по ней, тогда как общественность от этой «линии» только страдает.
Просто сказать – «линии» бывают на свете разные, разные бывают и люди, живущие по ним.
- Хороший, достойный человек А. Или:
- Нехороший, вредный, презренный этот Б. И всему, конечно, тут виной не сами А или Б, а те «линии», по которым они жили (или живут) на земле.
- Так вот об этих «линиях» человека…

              ___________
«Л и н и я»  к о м а н д и р а  Д о н с к о г о 
к о р п у с а  и  н а ч а л ь н и к а  3  о т д.
РОВС, г е н е р а л а  Ф.  Ф.  А б р а м о в а.


Легко, вольготно, широко и «авторитетно» жил на Дону род потомственных дворян Абрамовых; потомственная беспечность его была гарантирована ему ласковым Петербургом. За верную службу русским царям и столицам. И Абрамовы действительно, были верные русские служаки.

На Дон же приезжали и его видели (хотя по Дону и числились, как и теперь числится Ф. Ф. по Донскому корпусу) редковато и только по жарким летам, когда ощущали своими холеными телами поиметь невинное благородное удовольствие – пострелять уток в станичных озерах да попить холодного пивца на прохладных лугах Дона.
Вот, собственно, и все, что делал и чем занимался род потомственных донских дворян Абрамовых на Дону.

Жил вольготно и видно, крепко держа в своих руках потомственный дворянский авторитет, дарованный им русскими царями с известной корыстной целью. Рядовых бойцов род Ф. Ф. не знал – были все начальники. И потому этот род целые года начальствовал над жизнями и смертями подчиненных им смертных, - безропотных казаков.

Успел поначальствовать над казаками и Ф. Ф. Абрамов и хорошо поначальствовал – особенно в Крыму. Начальствует Ф. Ф. над казаками (как – то так почему – то случилось!) и по сей день, славно прикрывая убогую свою наготу высоким авторитетом командира Донского корпуса. И на чужой земле, при поддержке плохо разбирающихся в эмигрантской казачьей жизни чужих властей, Ф. Ф. в этом преуспевает.
Стоит только Ф. Ф. указать пальцем на «непослушного» ему казака, как того сейчас же хватают за самое горло.
Генерал же!... И командир корпуса и начальник Отд. РОВСа!!.

Где же там сравняться с ним скромному казаку. Ф. Ф. это знает хорошо. Потому и показывает своим длинным (генеральским) пальцем не только на простых казаков и офицеров, но даже и на казачьих генералов. Да что там генералов – показывает на самого Донского Атамана, известного героя Дона…

Но оставим в покое живой труп этого казачьего (к великому несчастью Казачества) генерала и перейдем к его «линии», которой, собственно, мы и уделяем здесь место и вынужденное наше внимание.
В «линии» ген. Ф. Ф. Абрамова существует явная очевидность, не требующая особых головоломных уточнений – сами высокие посты, которые занимает здесь, и эмиграции этот казачий генерал говорят за его «линию»:
Первый его пост – пост Командира Донского корпуса; второй – начальника одного из Отделов РОВСа.
К своей конечной «линии» ген. Абрамов и идет по трамплинам этих двух своих постов. Идет к ней, так сказать, по двум направлениям, по двум «линиям» (или, вернее, по «подлиниям»).
- По «линии донской» (казачьей) и по «линии РОВС» (русской).

И не мудрено, что, идя по этим «линиям» (или «подлиниям»), ген. Абрамов убивает сразу двух зайцев, складывая эти «линии» (хотя и равноименные) в одну – казачество представляет миру, как неотъемлемую часть России в лице Донского корпуса и – ее самую – «неделимую» Россию, в лице РОВСа.

Донским корпусом (Казачеством) ген. Абрамов подпирается по «линии физической» (по «линии живой силы»), а беспомощный, но зато «высокий» пост    РОВСа укрепляет его в главенстве представляемой им будущей «неделимой» России (тут подпирание, так сказать, чисто силы моральной, силы, так сказать, «великого будущего!).

Первая «линия» (казачья), в нашем бесправном, разрозненном положении, дает ген. Абрамову возможность безнаказанно издеваться над беззащитным Казачеством: вести его по тем же трагическим и еще не забытым путям 17 – 30 гг., по которым Оно, несчастное, тогда прошло, и которые, собственно, и привели его к теперешним грубым, каверзным лапам гг. Абрамовых; вторая же (русская), вызывающая на старческом, безжизненном лице ген. Абрамова детскую, беспечную, радостную улыбку младенца, дает ему проклятую возможность рекламировать казачьими головами полное бездушие потомственных донских дворян Абрамовых, упорно стремящихся и на этот раз заставить Казачество служить не своим, а совершенно чужим  целям.
Большое зло – ген. Абрамов не только для Донцов, но и, вообще, для всего Казачества.

И все дело -  в его потомственном, каверзном стоянии на посту командира Донского корпуса, которое дает ему физическую возможность творить над казаками  … и над самим Казачеством) свое гнусное дело.

Донским казакам надлежит какими бы то ни было путями (знаю, что трудно избавиться казакам, живущим особенно в одной стране с ним) и во что бы то ни стало избавиться от этого, навязавшегося на них, командира корпуса.

Пусть он останется только начальником отдела РОВСа (или даже самого РОВСа!) и то он казакам не будет так зол и вреден, как когда он является командиром Донского корпуса, злоупотребляя этим высоким казачьим постом и нанося громадный вред тем людям, непосредственным военным шефом коих он официально считается.

Для верного достижения своей конечной цели ген. Ф. Ф. Абрамов разделил свою «русскую линию» (РОВС) еще на две «линии»: на «внутреннюю» и на «внешнюю», так что всего стало у ген. Абрамова четыре «линии».

И долго бы жил Ф. Ф., подкупая себе время от времени по домику и меняя любовниц, жил бы спокойно и «авторитетно», играя на этих звучных «линиях», как на струнах арфы, занимаясь разложением Казачества и ведя за миражем будущей великой и «неделимой» России.

Но на грех представителю казачье – русской общественности заграницей захотелось (заговорило нежное, любящее сердце отца!) повидаться с сынком, оставленным им малышем в когтях СССР.

Средства на это, благо, были у Ф. Ф., связи тоже – мотнулся туда – сюда Ф. Ф. и в конце концов, преуспел – приехал сыночек к папаше. И не один, а привез с собою и «линию» (род Абрамов., видно, имеет врожденную наследственность к этим «линиям») – «линию агента Г. П. У.» (пятую – к четырем, что имел отец).

Об этой последней (последней ли?) «линии» ген. Абрамова мы закончим чем – то в роде сказки – присказки.

Генерал сынку очень обрадовался: вырос, возмужал, похорошел… Как раз нашлось для него местечко (а наш брат бегает за местечком годами!) и не далеко – у самого папаши – в его РОВСе - заведывать «внутренними» и «внешними линиями». Работа, что ж, знакомая сынишке. И хотя и мускарная, но сынок, попав в беженские условия жизни, не роптал. Еще и потому, что оплачивалась недурно. Словом, роптать сынишке было не на что. Отцу, с свой стороны, было облегчение в работе. Ну, и зажили, не шатко, не важко, а слава Богу: дай Бог так жить всем беженцам – и дома в столице, и автомобили, и женщины, и деньги и, словом, все прочее и прочее, что человек часто не имеет, но что ему хотелось бы иметь… Работа шла куда лучше, чем до Коли (так звали новоприбывшего сынка его превосходительства). Случалось, правда, иногда шефу – отцу искать дня по два – по три какой – либо куда – то запропастившийся пакетик, касающийся какой – либо «линии» РОВСа (так зовется то присутственное учреждение, в котором Коля обрел себе местечко), но на пятый – шестой день этот пакетик находился сам собой и шеф – отец успокаивался, ругаясь только на свои старческие, плохо видевшие глаза.

Так Коля мог бы служить долго в присутственном учреждении своего отца – долго, то – есть до самых тех пор, когда бы он, устав, не захотел служить сам…

Но нашлись вредные люди – разбили совместную службу отца с сынком, не став ожидать того дня, когда Коля устанет и не будет в состоянии служить.

Ворвались они, грубые, в РОВС и, не смотря на прекрасный, солнечный день, схватили за шиворот сынишку генерала и выбросили его из пределов государства, объявив папе – шефу РОВСа, что сын его – один из лучших агентов московского ГПУ, а по законам – де их страны такой опасный элемент не может пользоваться правом на пребывание в стране…

Отец – шеф этого самого присутственного учреждения, то – есть РОВСа так и ахнул от неожиданности (опять – де придется одному жить и работать!), а потом, после того, как ахнул, присел на свое шефское кресло и стал думать. Думал, думал. Думал, думал.… А потом, повернув голову к свету – к окну, увидел (и как ясно!) лукавую, довольную и (как показалось Федору Федоровичу) совсем не сердитую морду… СССР…

- Пятая по счету «линия» - тихо и смиренно прошамкали его сухие губы…

А сбоку ей, этой пятой по счету «линии», отставив ногу и заложив важно руки в карманы, небрежно стоял довольный сынок.

Генерал было к нему с досадой…

- На тебе револьвер, мерзавец, - кричит. Но сынишка, как оказалось был не из дураков и не из робкого десятка – не схватил револьвер стреляться и не отступил перед отцом. А только и сделал, что ответил:

- Предрассудки, папаша… Да и кроме того, если ты, папашка – русский генерал, то не забывай, что я тоже – русский генерал.

По нашему только говорится агент ГПУ, но это все равно, что ваш генерал. Разница только та, что ты генерал царский, я – генерал сталинский. Ты – генерал бывшей России, а я – генерал настоящего СССР.

Храбрый и каверзный перед казаками, ген . Ф. Ф. Абрамов ни сына не убил, ни сам не застрелился.

Между тем, этот бесславный генерал продолжает без всякого зазрения совести гарцевать на своих пяти «линиях» до сих пор.

Гарцует, как генерал, как командир Донского корпуса, как начальник 3 Отд. РОВС, как собственник домов в Софии и пр. и пр.

И, хоть ты ему плюй в глаза, он все равно будет считать себя генералом, командиром Донского корпуса (нас собственно больше всего интересует командир Донского корпуса), начальником РОВСа и т. п. и т. п.

- Какие «линии», такие и люди…

В. П. Елисеев
Верни себе имя! Своей земле,
докажи, что ты достоин жить!
Возрождай культуру делом, наша
культура над всеми! И этим стоит дорожить!