Последние сообщения

Страницы: [1] 2 3 ... 10
1
История и идеология / Re: Журнал \\
« Последний ответ от Чига 20 Февраль 2019, 10:50:44 »
ЧТО ДЕЛАТЬ?  Журнал "Казакия", №8, 1964 


Они, убежав к нам на Дон и Кубань, повесили Кулабухова, застрелили Рябовола, отравили Мамантова, оставили казаков в Новоросийске...

При помощи наших, казачьих, холуев. Вся антибольшевисткая борьба была проиграна лишь из-за тупого, безыдейного, преступного неделимчества. Неделимчества поддерживаемого теперь Никитой  через Чеботаревых, насаждаемого Американским Комитетом «Свобода», рядом мелких агентов или просто эмигрантскими политическими ублюдками.

Не останавливаются они ни перед клеветой, ни перед ложью, ни перед чем. И пользуются, как и раньше, нашими казачьими холопами. Одно отрадно — их все меньше. Проявляют себя они лишь пользуясь церковными праздниками, канунами да поминками. Вот тогда говорят они друг-другу речи, ходят козырем, духовно, политически и умственно оставшись на уровне деникинского «Освага», непревзойденной российской пошехонщины. Пошехонщины утвердившей коммунизм в России, грозящей гибелью всему человечеству.

Действуют они по-разному: Никита норовит через ученых профессоров, так-сказать по-культурному. Здесь же, в Мюнхене, дело делают проще — угощением. Подходи, желающий. Нынче от начальства по пять марок на нос выдано. Угощайтесь во имя будущей тюрьмы народов, самого большого кладбища в мире! Те-же, кто подозрителен как «самостийник», ими не терпятся. Тем, через постоянно оплаченных холуев, говорят: «если вы вздумаете говорить по-самостийнически мы вас выведем из зала. Мистер Б. .. не велел допускать самостийников! Или лучше вообще к нам не ходите!»

Так обстоит дело с деникинщиной. Что-же нам делать? Подумайте, станишники. А мы предлагаем — пора нам, казакам, наконец, перейти в наступление на всю эту сволочь! Когда Никитины танки утопили в крови венгерское восстание, когда весь западный «свободный» мир дрожал от страха, что Никита на него осерчает и ни пальцем не пошевельнул, чтобы помочь окровавленной Венгрии, тогда некий немецкий журналист в Мюнхене возмутился. И написал в газете «Мюнхнер Меркур» статью против большевиков. И озаглавил ее: «КАЗАКИ» В ней писал он, что эти московские казаки задушили Венгрию еще в 1843 году, что они вечно грозят свободному миру, что пора с этими казаками покончить. ..

Когда писатель Керн написал книгу о казаках под заголовком: «Они бились за свободу и нашли смерть на Западе», и издал эту книгу в издательстве большевикам не нравящемся, то немецкий журнал «Шпигель» напечатал клеветническую статью против казаков. Он назвал их гитлеровцами, нацистами, пытаясь доказать, что, мол, так им и надо. «Шпигель» печатается в 1,000.000 экземпляров и читается во всем мире. Посланное ему опровержение он не напечатал. «Шпигель» желает полного уничтожения казаков. Лиенца для него мало.. .

Французский профессор Поль Рассинье почему-то, вопреки своим «леворадикальным» убеждениям не хочет прихода большевиков на Запад. Он, профессор этот, как сам он себя именует — историк. И вот что он написал: «В Эльзасе, моей родине, есть старая легенда. В ней говорится, что придет время, когда каменные глаза статуи святой Оттилии заплачут. Это будет в тот день, когда КАЗАЧЬИ КОНИ НАПЬЮТСЯ ВОДЫ В РЕЙНЕ!» А сейчас, пишет он дальше, стоят они, эти казачьи кони, в пятидесяти километрах от Гамбурга!...

И еще один пример.
Два месяца тому назад побывал в Мюнхене теперешний военный министр западной Германии г-н Кай-Уве фон Хассел. Он говорил на одном очень большом собрании. Предупреждал об опассности грозящей свободному миру с Востока. И закончил свою речь так: — А не то явятся эти КАЗАКИ сюда!. ..

Подведем же итоги:
Недобитки деникинщины пытаются в Мюнхене создать группу в будущем нужную на роли убийц и вешателей, какими эти деникинцы были у нас. Никита, больше всего в мире боясь деления Российской империи, кормит Чеботарева и радуется деятельности Американского комитета. В Германии, занявшейся своими делами, казаков поминают как что-то давно прошедшее. Или как дикие полчища российского империализма, от которых даже каменные глаза святой Оттилии плачут. О живых в Германии никто не думает. И особенно нам жаль, что такое лицо как г-н фон Хассель могло сказать нами процитированное. Какую войну, если она будет, поведет он? Так, как при царе Митрохе, когда царь на царя шел? Или должен он знать, что же за народы живут там, на Востоке, к чему они стремятся, за что будут они биться, за кого умирать? Ведь он же м и н и с т р, черт побери!

Что же нам делать, станичники? А вот что: Объединенными силами переходить в наступление. На всех фронтах мирной борьбы за будущее нашего Народа. Нас ведь у н и ч т о ж и т ь хотят!

П. Поляков
2
История и идеология / Re: Журнал "Вольное Казачество"
« Последний ответ от Чига 13 Февраль 2019, 19:25:59 »
ТРАГЕДИЯ КАЗАЧЕСТВА" Отдельный оттиск из номеров 207 -231 журнала «Вольное казачество – Вiльне Козацтво»



Глава 4

Попытка организации казачьего союзного государства в 1917 - 1919 годах. Ноябрьское постановление Кубанской Краевой Рады. — Начало работ Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. — Выступление на Круге Донского Атамана ген. Богаевского и Председателя Донского Правительства Мельникова. — Программа работ Круга. — Комиссии. — Компетенция Круга. — Основы Конституции казачьего государства.
 
Мысль о создании единого казачьего государства из отдельных Войск в 1917 - 1919 годах была настолько естественной, что к проведению ее в жизнь Казачество возвращалось последовательно несколько раз, несмотря на резко менявшуюся, как внешнюю, так и внутреннюю обстановку государственной работы в Казачьих Землях за эти годы.
 
Как известно, еще перед большевистским переворотом в России — 20 октября 1917 г. — был организован Юго-Восточный Союз в составе: Дона, Кубани, Терского Войска, Астраханского Войска, Вольных народов Степей и Горцев Северного Кавказа. Примкнули к нему тотчас же Яик и Оренбург.
 
В 1918 г., когда Казачество вело упорную и кровавую борьбу против советских войск, когда большевики были господами положения в Великороссии, а немецкие войска докатились до самой реки Дона и держали уже в своих руках Керченский пролив, идея Юго-Восточного Союза воскресла снова и готова была конкретно вылиться в самостоятельное государство: Доно-Кавказский Союз.
 
Эта же идея снова ожила в единогласно принятом 1-го июня 1919 г. постановлении Донского Круга о необходимости скорейшей организации Доно-Кубано-ерского Союза и в наступивших потом работах казачьей конференции (очерки «Трагедия Казачества», ч. I, стр. 25, 106-108, ч. II, стр. 295, ч. III, стр. 5-13, 65-77).
 
Наконец, к этому же вопросу вплотную подошла осенью 1919 г. Кубанская делегация на «Южно - Русской конференции», а потом и Кубанская Краевая Рада в дни ноябрьского переворота. По инициативе Донской делегации, прибывшей на Кубань с целью выразить сочувствие Кубанской Раде по случаю произведенного над нею насилия, 13-го ноября 1919 г. в Екатеринодаре состоялось совещание для обсуждения вопроса о месте, времени и условиях созыва Казачьей Думы — так сначала проектировали назвать будущий общеказачий парламент. На этом совещании присутствовали — Кубанский Войсковой Атаман ген. Успенский, делегаты Дона, Кубанского Правительства, президиум Кубанской Рады и — члены Рады — представители отделов (округов) Кубани
 
14 ноября Краевая Рада постановила:
1) признать необходимым в кратчайший срок созвать общий Сезд Кругов Дона и Терека и Кубанской Рады;
2) поручить президиуму Рады, вместе с представителями Донского Круга, разработать вопрос о Съезде;
и 
3) просить Терский Войсковой Круг присоединиться к этой резолюции и принять участие в разработке вопроса о Съезде.
 
Не мешает отметить и то, какие конкретные задания ставились кубанцами для этого казачьего Съезда - Думы, кроме тех, о которых сказано уже выше: «В руководящих кругах Краевой Рады созыв Казачьей Думы ставится в зависимость от результатов переговоров Южно-Русской конференции с представителями ген. Деникина по вопросу об образовании единой власти на Юге России. Время созыва Казачьей Думы определяется не ранее возвращения Кубанской делегации с Южно - Русской конференции. Если переговоры, ведущиеся в Новочеркасске, приведут к положительным результатам в ближайшее время, еще до созыва Казачьей Думы, то Казачья Дума займется рассмотрением вопроса об организации Казачьего Союза и согласования мероприятий, предпринимаемых казачьими областями в деле борьбы с большевиками. Отмечают, например, что благодаря разным законам мобилизации казачьи области несут тяжесть войны не в одинаковой степени. Кроме того, по некоторым вопросам краевого законодательства,    как например, по аграрному — Доном, Кубанью и Тереком вынесены совершенно разные постановления. Сторонники созыва Казачьей Думы считают, что авторитет издаваемых Казачьими Областями законоположений значительно бы возрос в случае их единообразия и согласования.   Если же переговоры об организации единой власти не дадут в ближайшее время результатов, то Казачья Дума поставит своей главной целью немедленное образование единой (казачьей. Ред.), власти на демократических началах» (газета «Утро Юга», 15 ноября 1919 г., номер 256 - 284).
 
Таким образом, был поставлен, открыто вопрос об организации Казачьего государства. 
 
Несколько туманная формулировка заданий общеказачьего парламента, надо полагать, поясняется тяжелой обстановкой, в которой пришлось работать казачьим самостийникам в дни после переворота на Кубани.
 
14 ноября вечером состоялось новое совещание по вопросу о созыве общеказачьего парламента. На этом совещании присутствовали члены Донской делегации и президиум Краевой Рады. После этого совещания Донские делегаты выехали на Терек, где в то время начинал свои работы Терский Войсковой Круг. Мысль о созыве Казачьей Думы была одобрена и Терским Кругом.
 
В начале декабря 1919 г. в гор. Екатеринодар прибыли делегаты Терского и Донского Войсковых Кругов и на совместных заседаниях с кубанцами было постановлено созвать в Екатеринодаре, в самом начале 1920 г., Съезд членов Кругов и Рады. Было решено, что каждый из трех казачьих парламентов вышлет равное число своих членов в общеказачий парламент — по 50 человек.
Необходимо особенно подчеркнуть, что, к сожалению, внутренняя и внешняя   обстановка на Казачьих Землях была тогда весьма и весьма неблагоприятна для успешной работы объединенного казачьего представительного учреждения. 
 
Остановимся только на некоторых обстоятельствах, затруднявших работу нового общеказачьего парламента,   получившего утвердившееся за ним название Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. Уже в первые дни работ Верховного Круга, собравшегося в Екатеринодар 5-го января 1920 года, шли упорнейшие бои у Батайска и ст. Ольгинской с противником, стремившимся прорваться далее на юг (см. далее глава V-я); самая подготовка к созыву Верховного Круга проходила при столь неблагоприятных   обстоятельствах, что не могли быть точно установлены ни основные задачи созываемого Верховного Круга, ни программа его работ; состав казачьего   представительства, на Верховном Кругу был чрезвычайно   разнообразен, как в смысле политических убеждений депутатов  трех казачьих Войск, так и в смысле подхода их к самым основным заданиям Верховного Круга и способа принятия им решений и проведения этих решений в жизнь; русские «белые» союзники казаков, с своей стороны, делали все, чтобы усилить естественные разногласия в среде членов Круга, чтобы парализовать его работу...
 
Если на направление работ Верховного Круга в значительной степени могло влиять довольно упорное самостийническое кубанское течение,    вновь нашедшее свое выражение в постановлениях Краевой Рады, принятых 31 декабря 1919 г. — 7 января 1920 г., то не меньшее (обратное!) влияние на Круг имели Донской Атаман ген. Богаевский и командующий   Донской армией ген. Сидорин, как руководители Донской армии, силами которой, главным образом, держался 
 
При сложной и тяжелой политической и военной обстановке, требовавшей самых быстрых решений и такого же быстрого, руководимого единой целью и волей, проведения их в жизнь, Верховный Круг сам должен был: 
а) поставить ясную цель своих работ, 
б) установить отчетливую программу своей деятельности и 
в) найти способы неуклонного и скорого проведения в жизнь принятых им решений.
 
В то время, как оба противника Казачества — и русские «красные», и русские «белые» — имели у себя диктаторскую власть, способную принимать быстрые решения, Верховный Круг все сложные и большие вопросы должен был разрешать в условиях, по необходимости, длительного парламентского обсуждения.
 
Общеказачий парламент не имел в истории своего предшественника. Верховный Круг должен был прокладывать новую, широкую дорогу по политическим зарослям, трущобам и оврагам.
 
Важно отметить и то, что большевистская власть и ее агенты весьма внимательно следили за тем, что происходит на Казачьих Землях. С большой тревогой большевики наблюдали за подготовительной работой по организации Казачьего государства. Очевидно, не было простой случайностью или совпадением событий то, что генеральный удар для прорыва казачьего фронта большевистское командование назначило на день начала работ Верховного Круга — 5 января 1920 г.
 
Все эти обстоятельства и условия не следует упускать из виду при общей оценке работ первого казачьего Верховного Круга.
 
Первое серьезное столкновение на Верховном Круге произошло в самом начале его работ — 5 января, при выборах председателя Круга. Боролись два основных течения — самостийническое и русофильское. Самостийники в председатели Круга проводили И. П. Тимошенко, слывшего тогда за самостийника, а противное течение выдвинуло испытанного сторонника единой России и ген. Деникина — Д. Е. Скобцова, только на днях удаленного с поста председателя Кубанской Краевой Рады. Насколько эта борьба была упорной, свидетельствуют результаты голосования: И. П. Тимошенко получил только на четыре голоса больше Д. Е. Скобцова.
 
Хотя в председатели Круга и прошел, считавшийся тогда самостийником, И. П. Тимошенко, но самый факт разделения Круга на почти равные две части при выборах председателя, без сомнения, указывал на то, что на Верховном Круге не было бесспорного большинства, могущего взять на свои плечи всю ответственность за работу Круга и быстро провести те постановления, которые решали судьбу Казачества на многие годы.
 
Известно, что парламенты без такого большинства не только не являются достаточно работоспособными, но основная линия направления работ таких парламентов не отличается определенностью и устойчивостью, а иногда принимает и опасную форму зигзагов.
 
Выше (глава II) уже было указано на то, какие меры предприняли вожди «белого» движения в конце 1919 г. с целью борьбы с казачьей самостийностью. Одной из этих мер было фиктивное назначение Донского Атамана Богаевского председателем правительства при ген. Деникине. После этого ген. Богаевский немедленно направился в Екатеринодар и приступил к осуществлению своей миссии. Между прочим, уже на другой день работ Верховного Круга, б января, ген. Богаевский, в роли председателя Деникинского правительства, выступил на Верховном Круге с речью, в которой горячо призывал членов Круга идти вместе с ген. Деникиным, который, по словам ген. Богаевского, будто бы совершенно не держится за власть, и если Казачество не желает работать с ним, он немедленно уйдет с Добровольческим корпусом с Казачьих Земель...
 
При этом Донской Атаман уверял Верховный Круг в том, что Союзники не дадут оружия непосредственно казакам, а только через ген. Деникина. В доказательство справедливости своего утверждения огласил на Круге вышеприведенное письмо главы Английской миссии ген. Хольмана на имя Кубанского Войскового Атамана (см. глава III).
 
Не может быть сомнения в том, что это письмо подбодрило тех членов Верховного Круга, которые были сторонниками Деникина, и подрывало энергию у казачьих самостийников, стремившихся осуществить, наконец, разрыв между Казачеством и русским контрреволюционным движением.
 
7-го января на Верховном Круге выступил председатель Донского Правительства Мельников с тою же целью предостеречь Круг от «пагубного» разрыва с ген. Деникиным.
 
9-го января Верховный Круг избрал две комиссии:
 
1. Конституционную — в составе:
а) от донцов; П. М. Агеев, М. Н. Гнилорыбов, Г. П. Янов, П. И. Ковалев, Г. И. Карев и И. К. Зенков, 
б) от кубанцев: И. А. Билый, П. И. Курганский, Ю. А. Коробьин, Г. Н. Меликов, Д. Е. Скобцов и О. К. Готагогу, 
в) от терцев: И. В. Баев, В. И. Абрамов, В. И. Баскаков, П. Д. Губарев, Г. Ф. Фальчиков и Е. А. Букановский.
 
2. По обороне — в составе: 
а) от донцов: И. С. Маонов, Ф. И. Бирюков и В. Г. Хрипунов; 
б) от кубанцев: И. М. Бедаков, Т. И. Горб и Е. Л. Приходько, 
в) от терцев: И. И. Таширов, Н. А. Бигаев и В. И. Баскаков.
 
В том же заседании была принята программа работ Верховного Круга, формулированная председателем: 
1) определение того, что такое есть Верховный Круг Дона, Кубани и Терека; 
2) об обороне; 
3) соглашение Дона, Кубани и Терека; 
4) организация общей власти; 
5) манифест Верховного Круга. 
 
Эта программа принята большинством всех против одного голоса.
 
Далее, 9-го января, по предложению президиума Верховный Круг принял следующее постановление:
«Верховный Круг Дона, Кубани и Терека является верховной властью для Дона, Кубани и Терека в отношении дел общих для данных государственных образований.
 
Примечание: перечень общих дел для Дона, Кубани и Терека, подлежащих решению Верховного Круга, обсуждается по Войскам, согласуется в комиссии Конституционной и окончательно утверждается Верховным Кругом». («Вестник Верховного Круга», номер 2, 12.1.1920).
 
Официальный орган Верховного Круга — «Вестник Верховного Круга» — по поводу этого постановления опубликовал следующее:
«О компетенции Верховного Круга. Вчера Верховный Круг Дона, Кубани и Терека, после целого ряда подготовительных заседаний и фракционных совещаний, наконец, приступил к своей капитальной работе. Вопрос шел о компетенции самого Круга, о существе и пределах его власти.
 
Три краевых образования, три казачьих Войска — Дон, Кубань и Терек, которые до сих пор жили и управлялись каждое у себя дома своими собственными краевыми органами, связанные в одно лишь идеей общего военного командования, олицетворявшегося в главнокомандующем вооруженными силами Юга России, в период краха общерусской власти с его Особым Совещанием, олицетворявшейся тем же командованием, очутились в необходимости искать иных и новых форм для своего объединения, иных органов единой общекраевой власти.
 
Верховный Круг, созванный в момент острого напряжения борьбы, в момент, последовавший непосредственно за крахом и всеобщей паникой, не мог, само собою разумеется, найти в первое же время того общего единого языка, которым должна была заговорить общекраевая объединенная власть, не мог представлять собою крепко спаянного организованного единства, он должен был организовать такое единство...
 
...Итак, Верховный Круг, как орган Верховной Власти для государственных образований Дона, Кубани и Терека, Верховный Круг, которому будет подчинено все, что касается средств борьбы и организации обороны, а также создание единой общей власти, не есть уже ни химера, ни мечта, а реальный факт, готовый вводить в жизнь при громе пушек последних смертельных боев под Ольгинской и Батайском.
 
И если, как говорили, большевики хвастались при вступлении в Ростов, что им Казачий Съезд не страшен, ибо — казаки сведутся, перегрызутся между собой и разведутся, то отмеченный выше осязательный результат, к которому приходит Верховный Круг, должен будет в значительной мере помрачить их розовые надежды и заставит серьезно призадуматься»...
 
Избранная 9 января Конституционная комиссия уже на следующий день доложила Верховному Кругу проект основ Союзной Конституции (см. ниже). 
 
По поводу этого проекта в заседании Круга возникли горячие прения. Некоторые депутаты в резкой форме высказались против проекта, но большинство ораторов поддержало его.
 
Предложенный Комиссией проект, с незначительны ми изменениями, был утвержден   Верховным Кругом в заседании 10 января в следующей редакции:
 
«Мы, избранники Донского Войскового Круга, Кубанской Краевой Рады и Терского Большого Войскового Круга, в тяжелый исторический момент, когда купленной потоками крови свободе и самому существова¬нию самого населения грозит гибель, собрались в Екатеринодаре для организации решительной борьбы против большевиков и очищения от них наших территорий, защиты от разгрома родных очагов, установления внутреннего спокойствия и обеспечения свободы и права, берем в свои руки Верховную власть по делам общим для Дона, Кубани и Терека и устанавливаем следующее положение о Верховном Круге:
 
1. Верховный Круг является полномочным представительством государственных образований Дона, Кубани и Терека и ставит себе задачи: 
а) установление союзного государства, составленного из указанных выше территорий, с возможностью расширения пределов союзного государства включением новых областей на основах союзной конституции и по свободному волеизъявлению населения тех областей; 
б) создание союзной власти. (Уступка самостийникам. Ред.).
2. Союзная конституция и союзная власть устанавливаются на время до создания общегосударственной власти Всероссийским Учредительным Собранием. (Уступка русофилам. Ред.).
3. Имеющая быть выработанной конституция вступает в силу с момента принятия ее Верховным Кругом».
3
История и идеология / Re: Журнал "Вольное Казачество"
« Последний ответ от Чига 21 Январь 2019, 21:18:15 »
ТРАГЕДИЯ КАЗАЧЕСТВА" Отдельный оттиск из номеров 207 -231 журнала «Вольное казачество – Вiльне Козацтво»[/center


Глава 3

Борьба между «белыми» и Кубанью продолжается. — Кубанцы не хотели уже дальше воевать под знаменами Деникина. — Сессия Рады 30 декабря 1919 — 7 января 1920 г. — Выборы новою Кубанскою Б. Атамана ген. Букретова. — Повое кубанское правительство. — Поведение представителей Союзников. — телеграмма ген. Сидорина.
 
 
Русское «белое» движение, как Известно, вело борьбу не только за свержение советской власти в России, но и против самостийнических стремлений других народов, особенно против возрождения казачьей государственности.
 
Упорной и систематической была эта борьба между «белыми» и Кубанью... Кубанская Краевая Рада защищала право Кубани на самостоятельное ведение, как внутренней, так и внешней политики Кубанского Края.
Среди всех Казачьих Областей только Кубань ни в каком отношении не признала над собой власти правительства Деникина. Кубань отвергла все проекты объединения с русским «белым» командованием.
 
Кубанская Законодательная Рада первая, еще в июне 1919 г., постановила закрыть русский «Осваг» в пределах Кубани. Представители Кубани на так наз. Южно - Русской конференции упорно и последовательно защищали право Казачества на самостоятельное решение своей судьбы, на самостоятельное ведение своей внутренней и внешней политики.
 
В свою очередь, русские всеми способами и средствами стремились помешать Кубани осуществить ее программу государственного строительства: они неоднократно в 1918 - 1919 г. г. ставили вопрос о государственном перевороте на Кубани... В январе 1919 г. «белые» убили представителя Украины на Кубани — полк. Боржинского; в июне того же года они же убили в Ростове председателя Кубанской Краевой Рады, Н. С. Рябовола, а в октябре предали военно-полевому суду Кубанскую заграничную делегацию...
 
Неоднократно обращаясь к вопросу о взаимоотношениях «белого» движения и Кубани, глава этого движения, ген. Деникин, в своих «Очерках русской смуты» говорит, между прочим, следующее: «На самом деле — она (борьба) представляла поход Кубанской само¬стийности против национальной России вообще» (т. У, стр. 194).
 
Чтобы окончательно покончить с самостийностью Кубани, «белые» отважились на ноябрьский переворот: повесили члена Рады А. И. Кулабухова, насильно изменили Конституцию Кубани, уничтожили Законодательную Раду, уничтожили Закон о Кубанской армии, лишили прав Кубанскую заграничную делегацию, передали власть «линейской группе» (Деникин, там же, стр. 215), выбросили за границу 12 членов Кубанской Краевой Рады...
 
Вся «русская общественность» и правительственные (осважные) круги пришли в восторг от этого переворота, так как русские беженцы верили, что Кубань после этого пойдет у них на поводу и Кубанские казаки своими головами промостят широкую дорогу в Москву для вождей «белого» движения (см. русские газеты «Великая Россия», «Свободная Речь», «Приазовский Край», «Кубанское Слово», «Кубанский Путь» и др. за ноябрь 1919 г.).
 
«Но судьба судила иначе», — признает ген. Деникин (V-й том «Очерков», стр. 215).
 
Напрасно избранный во время переворота новый Атаман ген. Успенский в приказе от 6-го декабря разъяснял казакам смысл переворота и призывал их к борьбе вместе и в союзе с ген. Деникиным («Трагедия Каза¬чества», ч. III, стр. 642).
Напрасно после смерти ген. Успенского председатель Кубанского Правительства, пришедший на этот пост вследствие того же переворота, взывал к казакам: ... «Смертельный кровавый враг наш угрожает раздавить Дон и переброситься на Кубань. Главнокомандующий даст сокрушительный отпор врагу, но для этого нужна помощь всех... Подымайся, Кубань! Бейте в колокола и пусть мощный гул их по станицам и хуторам пробудит геройский казачий дух для решительной, несомненно победной последней схватки с красными разбойниками! Приказываю призвать казаков присяги 1895 - 1900 годов (младшие возрасты уже были мобилизованы)... Первым днем призыва назначаю 28 декабря. Старики, пока жите пример молодым — идите вперед! Трусы и дезер¬тиры пойдут за вами... Решается судьба русских армий. Решается судьба Казачества»...
 
Напрасно члены президиума Краевой Рады ездили в некоторые Кубанские части и призывали их выйти на фронт...
 
«Дезертирство Кубанцев приняло массовый характер», — говорит Деникин... — «За Дон, домой потекли довольно внушительного состава полки, на хороших конях» (Очерки, т. У, стр. 262).
 
Кубанцы не хотели уже дальше воевать под знаменами Деникина.
Не менее показательным было и то, что Финансово-экономическая комиссия, избранная Кубанской Краевой Радой уже после переворота в ноябре 1919 г., после все стороннего обсуждения положения Кубани и ее взаимоотношений с соседями и с правительством Деникина, в заседании 10 декабря 1919 г. постановила:
«1. Признать невозможным безоговорочное установление свободной торговли; 
2. признать необходимым сохранение вмешательства Краевой власти в хозяйственно-экономические отношения населения; 
3. признать желательным объединение экономической политики Юга России; 
4. признать необходимым реформирование раз¬решительной системы вывоза и ввоза товаров в смысле ослабления регистрационной формальности и интересах хлебороба».
 
Таким образом, Кубань стремилась сохранить спою экономическую самостоятельность и после ноябрьского переворота.
 
Вместе с тем Кубань позаботилась об обеспечения фронта продовольствием, для чего ввела хлебную повинность — каждый хлебороб должен был дать бес¬платно для армии по 5 пудов с каждой десятины посе¬ва 1919 г. Эта повинность давала до десяти с половиною миллионов пудов хлеба. Этот факт также свидетельствует о том, что Кубань не собиралась прекращать борьбы...
 
Как уже было отмечено выше, и после ноябрьского переворота работала Южно - русская конференция, при чем на эту конференцию прибыла Кубанская делегация в частично обновленном составе. Однако, самостийническое настроение широких кругов населения Кубани проявлялось настолько бурно, ненависть к деникинщине всюду по станицам выбивалась наружу настолько сильно, что и новые представители Кубани на конференции не осмелились пойти на признание власти ген. Деникина. По этому поводу ген. Деникин говорит следующее: «В конце декабря Дон и Терек пришли к полному соглашению с командованием о конструкции Южной государственной власти. Кубань же вновь воздержалась, а по станицам «Коп» (кубанский отдел пропаганды) рассылал многозначительные разъяснения: «Так что же, казачество?!! Отвергает ли оно мысль о диктатуре? Станет ли оно на защиту трудового народа, над которым уже вьются арканы, закидываемые помещиками, движущимися вместе с Особым Совещанием при Доброармии? Или его опять, как встарь, новоиспеченные цари и их лакеи обманут и приспят?!... Или, быть может, казакам, ушедшим далеко в глубь России, просто не дадут увидеть родной Край, как не дали увидеть ближайшую судьбу родного народа и родного Края Н. С. Рябоволу»...
 
И далее ген. Деникин говорит: «Принципиальное соглашение с Доном и Тереком было достигнуто как раз накануне общей эвакуации Ростова и Новочеркасска, перевернувшей вверх дном все предположения и в корне изменившей взаимоотношения наши с Казачеством» (т. V., стр. 206).
 
После смерти ген. Успенского, обязанности Атамана исполнял председатель Кубанского Правительства Ф. С. Сушков, известный сторонник Добровольческого командования. Но, даже это Кубанское Правительство не позволило ген. Деникину разместить на территории Кубани свои правительственные учреждения после их чрезвычайно поспешной и беспорядочной эвакуации из гор. Ростова. И все эти учреждения, «вследствие враждебности Кубанского Правительства», — говорит Деникин, были направлены в Новороссийск и в Крым.
 
То же Кубанское Правительство не могло дать своего согласия и на то, чтобы ген. Врангель занимался на Кубани формированием конных корпусов, «ибо ясны были затруднения при мобилизации войск, если во главе дела будет стоять вчерашний усмиритель Кубани», — поясняет бывший сторонник Врангеля Д. Скобцов, в дни переворота в ноябре ставший председателем Кубанской Краевой Рады («Голос минувшего на чужой стороне», номер 1, за 1926 г., стр. 261).
 
Множество фактов из жизни Кубани за последний месяц 1919 г. убедительно говорили о том, что Кубань, наученная горьким двухлетним опытом, не только отвергла сотрудничество с русскими контр-революционными силами, возглавлявшимися ген. Деникиным, но ненавидела вообще все то, что носило печать деникинщины.
 
Кубанское Казачество кипело гневом к деникинцам и к тем казакам, кто поддерживал Деникина.                                                     
 
К концу 1919 г. кубанские казаки были вполне подготовлены к полному разрыву с русским «белым» движением.
 
Но большевистские русские армии нависали на границах Кубанского Края, неся реальную угрозу нового порабощения. Поэтому, готовясь к разрыву с деникинцами, Кубань искала путей защиты от большевистского завоевания.
 
Отношение Кубани к «белым» и к «красным» русским, искание настоящих и верных союзников в тяжелой войне нашли свое яркое выражение в работе Кубанской Краевой Рады, заседавшей в Екатеринодаре от 30 декабря 1919 г. по 7-ое января 1920 г.
 
Рада состояла из депутатов, избранных населением Кубани еще осенью 1918 г., вскоре после освобождения Кубани от советских войск. Эта Рада имела сессии в но¬ябре - декабре 1918 г., в феврале и в октябре - ноябре 1919 г. (части II и III «Трагедии Казачества»). На глазах этих депутатов Кубань прошла чрезвычайно сложную и тяжелую борьбу на два фронта:   освобождение от большевистских войск в конце 1918 и в начале 1919 г.; бои в Донецком бассейне и на р. Маныче в феврале - мае 1919 г.; победный выход кубанцев на р. Волгу и на р. Днепр; выход казаков на русскую территорию в районе гор. Воронежа и станции Касторной; тяжелое отступление казаков на р. Дон и р. Сал в ноябре - декабре 1919 г. Та же Рада недавно пережила тяжелые ноябрьские дни... Осенью 1918 г. эта же Рада выдвинула вопрос о создании Южно - русского союза и видела провал этого плана в 1919 г.; та же Рада в 1918 г. издала закон о Кубанской армии и видела, как ген. Филимонов, при помощи некоторых старших кубанских офицеров, помог Деникину фактически похоронить этот закон; на глазах этой Рады ген. Деникин подходил к городу Туле, а к концу 1919 г. отлетел в Крым и за нижнее течение р. Дона... Адмирал Колчак весною 1919 г.был у р.Волги, а теперь — армии его распылились, а советские войска захватывали обширные земли Сибири и Туркестана; на глазах этой же Рады два раза — в декабре 1918 г. и в августе 1919 г. — украинские войска входили в стольный город Киев, а теперь только остатки их где - то далеко от Киева вели неравную борьбу; эта же Рада видела в 1918 г. триумфальный приход в разные черноморские города представителей могущественных держав Антанты — победительниц в мировой войне 1914 -1918 г. г., и громогласные и торжественные  заявления их о том, что они окажут свою мощную поддержку в деле окончательного поражения большевизма в России, а теперь члены Рады читали в газетах многозначительные сообщения о том, что Союзники уже сняли экономическую блокаду с большевистской России, что председатель правительства Англии делает заявления об отказе от борьбы против большевистской власти...
 
Все это видели и слышали члены Рады...
Было над чем задуматься!
 
После ноябрьского переворота произошло чрезвычайно знаменательное явление: те кубанцы, которые подлежали отправке на фронт, в подавляющем большинстве своем остались в станицах; в то же время большинство тех кубанцев, которые перед ноябрьским переворотом были в составе фронтовых частей на Украине, в декабре ушли на Кубань. Кубанские части на Царицынском направлении тоже были сильно ослаблены.
 
Боевая часть кубанских казаков, как-бы совершенно сознательно, по определенному и для всей Кубани одинаковому плану, оторвалась от «красного» и «белого» русского противника, ушла подальше в тыл для реорганизации сил, для составления нового плана борьбы.. Так разумные полководцы, при тяжелой обстановке на фронте, стараются оторвать от противника свои войска, чтобы получить возможность реорганизовать их вне непосредственных ударов противника.
 
Кто же при тех объективных условиях внутреннего и внешнего положения Кубани мог вывести ее из очень сложной ситуации?
Эту задачу могла разрешить только Краевая Рада, как единственный выразитель желаний и воли большинства населения Кубани.
Какие же решения приняла Рада?
Прежде всего она удалила с председательствования в Раде Д. Е. Скобцова, попавшего на этот высокий пост в дни переворота на Кубани, и избрала в председатели Рады И. П. Тимошенко: за 223 голоса, против — 134 голоса.
Потом Рада перешла к разрешению более трудного вопроса — избрания Атамана. Тогда все сходились на мысли, что Атаманом может быть только такое лицо, которое может организовать, прежде всего, оборону Края от советских войск: лично руководить делом организации Кубанской армии и в нужный момент сможет взять на себя главное руководство боевыми операциями Кубанской армии.
 
Группа членов Рады - самостийников, обсуждая вопрос о кандидате в атаманы, решила категорически отвергнуть кандидатуры лиц, о которых было известно, как о сторонниках Деникина. Подходя с этой точки зрения к кандидатурам, самостийники снова могли с грустью констатировать, что среди старших боевых начальников из числа кубанских казаков, такого кандидата на атаманский пост не находится...
 
Из целого ряда названных кандидатов остановились на кандидатуре ген. Букретова, приписном казаке. В начале 1918 г. одно время Букретов занимал пост командующего вооруженными силами Кубани.
 
После освобождения гор. Екатеринодара от большевистских войск, в августе 1918 г. и до конца 1919 г. ген. Букретов не принимал активного участия в вооруженной борьбе против большевиков, так как Деникин и его окружение его игнорировали. Официально это обстоятельство пояснялось тем, что ген. Букретов в период первого захвата большевиками власти в Екатеринодаре, оставался в этом городе, занимаясь личными хозяйственными делами. Русские генералы подозревали Букретова в склонности к сотрудничеству с самостийниками Кубани. 
 
Действительно, в 1919 г. ген. Букретов, находясь не удел, поддерживал более или менее близкие отношения с самостийной частью Законодательной Рады.
Ген. Букретов считался противников ген. Деникина и его политики.
Когда в самом конце 1919 г. о кандидатуре ген. Букретова в Атаманы начали говорить серьезно, по поручению группы самостийников члены Рады, В. Н. Иванис, И. А. Билый и полк. Бедаков вели переговоры с ген. Букретовым с целью более точного выяснения программы его будущей деятельности как Кубанского Атамана. Ген. Букретов вполне согласился с тем, что Кубань должна немедленно организовать свою армию, что конечной целью войны против большевиков является очищение Казачьих Земель от советских войск, но что Кубань разрывает с Деникиным теперь же.
 
Казалось, что, наконец - то, самостийники нашли среди военных подходящего кандидата в Атаманы. Как увидим ниже, они в этом ошиблись...
На официальном заседании Рады 31 декабря 1919 г. на голосование было поставлено две кандидатуры: ген. Букретова и ген. Ткачева. Ген. Букретов получил 275 избирательных и 102 неизбирательных голоса, а ген. Ткачев — 133 избирательных и 244 неизбирательных.
Новый Войсковой Атаман ген. Букретов назначил новое Кубанское Правительство в следующем составе: B. Н. Иванис — председатель и члены: Л. В. Белашов, C. С. Ланко, Д. А. Филимонов, Голуб, ген. Болховитинов, Колотинский, Ледомский, Копейковский, Сулятицкий, Ивасюк и Натырбов.
 
Далее Краевая Рада единогласным решением своим восстановила Конституцию, измененную в ноябре 1919 г. Этим самым была восстановлена Кубанская Законодательная Рада и Закон о Кубанской армии, уничтоженные во время того же ноябрьского переворота.
 
Краевая Рада восстановила в правах Кубанскую заграничную делегацию во главе с Л. Л. Бычем.
 
Тогда же Рада постановила возвратить из - за границы членов Кубанской Краевой Рады, высланных туда ген. Деникиным после того же переворота (см. ч. III, «Трагедия Казачества»).

Атаман ген. Букретов немедленно вступил в переговоры с английским и французским представителями при генерале Деникине с целью выяснения вопроса о снабжении Кубани оружием. Глава английской миссии ген. Хольман ответил Букретову, что вооружение имеется и даже предложил отправить в Новороссийск особую кубанскую комиссию для осмотра складов.
Председатель Рады И. П. Тимошенко об этом ответе представителя Англии сообщил в заседание Рады, что вызвало там понятную большую радость...
 
Подводя итоги работ этой кратковременной сессии Рады, можно сказать, что ясностью и определенностью отличаются только постановления, касающиеся ликвидации постановлений той же Рады, принятых ею во время ноябрьского переворота: Рада быстро отменила все то, что под давлением деникинцев принимала в ноябре.
 
Однако, того же, к сожалению, нельзя сказать относительно выборов Войскового Атамана: в особе ген. Букретова во главе Кубанского Края стало лицо, которое, исключая короткий и неудачный период пребывания его на посту командующего Кубанскими войсками в начале 1918 г., в течение 1918 - 1919 г. стояло совершенно в стороне от политической и военной борьбы Казачества; лицо, настоящий политический облик которого, по меньшей мере, был неясен.
 
Еще в большей мере это относится к назначенному Атаманом новому Правительству: если в самостийности некоторых членов этого Правительства можно было не сомневаться, то г. г. Ланко, Голуб, Колотинский, Натырбов и Дм. Филимонов были все теми же общерусскими патриотами. При этом следует отметить, что Дм. Филимонов еще во время 1-го Кубанского похода в 1918 г. одно время — в ст. Пензенской — весьма настойчиво предлагал Зак. Раде помириться с большевиками, а в 1919 г. входя в состав Кубанской заграничной делегации, весьма упорно протестовал против самостийнической политики ее, а по вынужденном возвращении на Кубань весною 1919 г. и в заседании Законодательной Рады, и на Съезде в г. Армавире в июне того же года резко осуждал самостийнические выступления той же Кубанской делегации, и, хотя осуждал земельную политику Деникина, но активно поддерживал русское «белое» движение в его стремлении собрать воедино «разрозненные части России (после Новороссийской и Сочинской катастроф Дм. А. Филимонов перешел к большевикам и потом служил у них).
 
Особенно должно быть подчеркнуто то, что ответственейший пост военного министра Кубани был предоставлен ген. Болховитинову — лицу совершенно чуждому Кубани, появившемуся на Северном Кавказе только во времена большевистской власти в первой полови не 1918 г., к тому же судимому и осужденному деникинским судом за активную службу в советской армии. Уже заграницей стало известно, что ген. Болховитинов, занимая пост кубанского военного министра, верой и правдой служил большевикам.
 
И на слабые, нерешительные плечи этого разношерстного Правительства, включавшего в свой состав и прямого агента врага, возложено было тягчайшее бремя государственной работы и борьбы при тех невероятно тяжелых условиях.
Во всяком случае, такого состава Правительство не способно было воодушевить, собрать и повести в бой, переутомленные и изверившиеся в руководителях боевые ряды кубанских казаков. Не это правительство могло наверстать упущенное в предыдущие годы, исправить ошибки прошлого и побороть страшное настоящее.
 
К тому же «красная» и «белая» Россия  перешли в новое энергичное наступление против кубанской и вообще против казачьей самостийности. Советская Россия и ее красные армии не ожидали, конечно, пока Кубань сорганизует свою армию.
Не успели еще Кубанский Атаман и Кубанское Правительство присмотреться к делам, и, как следует, приступить к исполнению своих обязанностей, как уже 3 января 1920 г. командующий Донской армией ген. Сидорин прислал на Кубань нижеследующую телеграмму:
«Кубанскому Атаману, копия Донскому Атаману, копия Терскому Атаману, копия Главкому.
«Считаю своим долгом обрисовать Вам, Атаман, обстановку на фронте Донской армии. 28-го декабря Армия отошла на левый берег Дона и сейчас занимает фронт от станицы Цымлянской до устья Дона, т. е. 240 верст. Кавказская армия заканчивает отход за р. Сад на фронт село Торговое — станция Ремонтная — ст. Терновская. По данным разведки красные против фронта Донской армии сосредоточили три армии: 1-ю Конную армию Буденного, VIII-ю и IX-ю в составе четырнадцати пеших и не менее пяти конных дивизий, из коих на важнейшем направлении на фронте ст. Раздорская — Новочеркасск — Ростов — устье Дона он имеют восемь пехотных и четыре конных дивизии. Сейчас сама природа нам помогает. Начавшаяся 26 декабря оттепель продолжается и по сей день. Дон стал грозной преградой, не позволяя красным предпринять наступление в широком масштабе. Это дает нам возможность приводить в порядок и пополнять сильно поредевшие части, налаживать тыл и особенно обозы — этот бич наших войск.
Однако, надо полагать, что в ближайшие дни погода изменится, наступят морозы и тогда начнутся крупные боевые действия. Группировка сил красных с полной очевидностью указывает на их стремление нанести удар в наш левый фланг с тем, чтобы в случае успеха отбросить на юго-восток и открыть себе дорогу на Кубань. Все это властно требует возможно быстрой организации Кубанской армии и столь же быстрого сосредоточения на север. Быстрота эта должна измеряться не неделями, а днями и крайний срок, к которому должно быть закончено сосредоточение Кубанской армии, я считаю середину января. Эти условия в связи с тем, что надеяться на наши железные дороги нет оснований, сами собою указывают и на те мероприятия, кои необходимо сейчас же принять, чтобы во время закончить сосредоточение и совместно с нами, даже не ожидая перехода красных в наступление, нанести им сокрушительный удар.
3 января 1920 г. Номер 39/К. Сосыка. Ген. Сидорин».
 
Действительно, большевистские армии в ночь с 4 на 5 января перешли в наступление через р. Дон на юг на фронте г. Ростов - ст. - Аксайская (см. ниже, глава V).
 
Русские «белые» тоже не спали: прежде всего они постарались помешать установлению прямых сношений между новой кубанской властью и представителем Англии, снабжавшей оружием антибольшевистский Юг.
 
5-го января 1920 г. в заседании Верховного Круга Дона, Кубани и Терека выступил с особым докладом Донской Атаман ген. А. П. Богаевский (см. ниже, гла¬ва V) и, в числе агитационных приемов, пущенных в ход для запугивания казаков и удержания их в подчинении Деникину, прочитал нижеследующее весьма важное письмо:
 
«Кубанскому Войсковому Атаману генералу Букретову.
Ваше Превосходительство!
До меня дошли слухи о том, что есть недоразуме¬ния по поводу военного имущества, доставленного из Англии в Новороссийск. Поэтому считаю желательным доложить Вашему Превосходительству, что это военное имущество доставлено для вооруженных сил на Юге России, включая Казачьи Войска, под командованием Деникина.
Приказ, данный мне Правительством Его Величества короля Англии, заключается в том, чтобы помогать генералу Деникину в его борьбе против большевиков.
Поэтому это имущество будет распределено только по приказанию ген. Деникина, как и было сделано до сих пор, и только тем армиям, или частям, которые состоят в его распоряжении и подчинении.
Я не могу дать никому ни одного патрона без согласия его Превосходительства Главнокомандующего ген. Деникина, и другого главнокомандующего не могу признать.
Прошу, Ваше Превосходительство, принять уверение в моем глубоком уважении.
Генерал - Майор Хольман, Начальник Британской Военной Миссии».
 
В конце 1919 г. английский генерал Кийз обещал казакам поддержку и помощь оружием. Только на днях то же обещание ген. Хольман дал Кубанскому Атаману ген. Букретову, а теперь он же категорически отказывал казакам в английской помощи, чтобы удержать казачьи военные силы в распоряжении Деникина.
Кубанцы все время вели более ясную самостийническую политику, потому то именно им сообщалось, что помощи оружием они не получат.
 
А так как это сообщение сделал именно Донской Атаман на Верховном Круге, этим самым подчеркивалось, что Англия отказывает в помощи всему Казачеству...
 
Казачество загонялось в тупик: с Деникиным оно хотело разорвать и собиралось советские армии само изгнать из казачьих пределов; крайне необходима была помощь оружием, как для осуществления этого изгнания, так и для последующей защиты Казачьих Земель от возможного нового большевистского нашествия; Англия прекрасно знала, что к концу 1919 года «белое» движение потерпело полный крах на всех фронтах...
 
Несмотря на это, представитель Англии принуждал казаков подчиняться одному из обанкротившихся русских генералов или же прекратить борьбу против большевиков.
4
История и идеология / Re: Журнал "Вольное Казачество"
« Последний ответ от Чига 11 Январь 2019, 22:35:51 »
НЕКОТОРЫЕ ПРИЗНАНИЯ ОККУПАНТОВ Журнал Вольное казачество № 163


У большевиков сейчас — «предвыборная кампания». Предстоят «перевыборы» в советы.В Ростовском «Молоте» 5 сего ноября помещено «обращение Азово-Черноморского краевого исполнительного комитета — ко всем рабочим и работницам, колхозникам и колхозницам, красноармейцам, трудовой интеллигенции, ко всем трудящимся Азово - Черноморского края», которое, если читать его внимательно и вдумчиво, многое может рассказать о том, что делается там, у нас, а главное, — что делают оккупанты. Считая, что казачья эмиграция должна знать, что там делается, должна знать основные процессы, там совершающиеся, и их тенденции, мы приводим ниже характерные и существенные выдержки из «обращения»,предупреждая только своих читателей, что при чтении их следует не забывать, кто это «обращение» писал, и вносить на «заинтересованность» авторов его необходимые «поправки».
«Сломив (который раз? Ред.) ожесточенноесопротивление кулачества, пишут товарищи - оккупанты, разгромив организованный им контрреволюционный саботаж на Кубани и в других районах, наш (!) край преодолел отставание в области сельского хозяйства, встал на путь неуклонного и последовательного под’ема и расцвета»...

«Азово - Черноморский край все более становится краем промышленным».,- «Значительных (успеховмы достигли в области культуры и улучшения бытового положения трудящихся»... Словом: «победы велики. Успехи и достижения бесспорны»...

Но, вот приходят «но»:
«Резервы, которыми располагает наша промышленность, исключительно велики». Но — «на всех предприятиях рабочий день полностью производительно не используется, оборудование и машины не загружены, имеется большой брак, большие потери, превышение норм расхода материала и топлива».

Большевики, далее, не хотят, чтобы «народпые средства, вложенные на постройку (их) предприятий и на оборудование, лежали мертвым грузом».

— Значит, лежат...«На наших преприятиях не мало мастеров высокой культуры, не мало ударников, героев труда».-. Но — «их еще недостаточно»...

Дальше следуют признания: «Мы совершеннонедостаточно используем для удовлетворения растущих нужд нашего хозяйства и потребностей широких масс трудящихся нашу местную промышленность»... Между тем: «В каждом городе, районе, в каждом сельсовете, колхозе и совхозе имеются огромные возможности для развития местного производства, огромные источники неиспользуемого сырья. Край может дать ежегодно дополнительно к тому,что дает государственная промышленность,на десятки миллионов рублей продукции местной промышленности».
Знают большевики и как это сделать: «Надо только взять дело развития местной промышленности, дело выпуска предметов широкого потребления в крепкие руки советов»... — Звучит это пря мо откровением! — А в чьих же руках все это было до сих пор?
Есть в «обращении» и часть «инструкционная»:

«Забота о бытовых и культурных нуждах рабочего населения, прежде всего о жилищно-коммунальном строительстве и благоустройстве — вода,топливо, освещение — должны стоить в центре внимания городских советов и советов рабочих поселков. Наши ОРС-ы, пригородные хозяйства, организации общественного питания работают еще далеко неудовлетворительно».
Еще большее представление о подлинном положении дела там можно составить по такому, например, месту «обращения»:

«Еще крепче мы должны взяться за дело улучшения работы кооперации, торговых учреждений,за всемерное развертывание товарооборота. Со всею решительностью покончить с язвами, р а з д а ющими всю систему торгового аппарата: с бюрократизмом, хищениями, растратами, невниманием,обвешиванием и обмериванием покупателя».
Или из «призыва» там же: «Изгнать грязь из наших городов, с улиц, домов. Содержать в образцовом порядке квартиры,столовые, торговые помещения; использовать всевозможности для сохранения и приведения в порядок всего городского хозяйства»...

Мы знаем совершенно верное средство, как помочь от всех этих «язв» — следует устранить первопричину всех язв и изгнать поскорее из нашего Края самих оккупантов со всею их грязью,со всем их бюрократизмом, хищениями и растратами, обвешиванием и обмериванием... Пусть все это заберут к себе домой. Это их достояние, это их качества.

Все то, что мы привели выше, касалось главным образом городов. Но не лучшую оценку советской действительности находим мы в том же «обращении» и в станицах (на «селе» — по больше-вицкому выражению):«В нашей работе на селе мы все еще имеем много педочетов, не мало есть еще отсталых колхозов и совхозов. Мощная техника — тракторы, комбайны и др. сложные сельскохозяйственные машины полностью еще не освоены; сорняки не изгнаны с полей, не везде еще введены севообороты,имеет место отсталость в обработке пропашных и особенно технических культур, винограда, садов»...

— И, при этих условиях, там же оккупанты обещают «в ближайший год полностью закончить коллективизацию края»...

Большие мастера господа «товарищи» и насчет словесного жонглерства, при помощи которого они не прочь переложить вину со своей больной головы на головы других* Вот, например, «жалоба»:

«Плохого наследства старого мира еще достаточно в наших (1 Ред.) городах и станицах. Не мало бюрократов, жуликов, лодырей, остатков недобитого еще кулачества, укрывающихся белогвардейцев мешает нам (т. е. им!) строить социализм.Сорняк портит наши колхозные и совхозные поля.Малярия в рядах районов нашего (! Ред.) края является огромным злом; грязь, прогулы, брак на предприятиях снижают работу наших фабрик и заводов»...

Или такой «набат»: «Объявим беспощадную борьбу остаткам кулачества, жуликам, лодырям.На борьбу с сорняками, комаром, с мышами, клопами, с грязью и некультурностью надо поднять все население, бросить на это дело всю нашу силу и энергию»...

— Когда мы все это читаем, ужас охватывает при одной мысли о том, какое же наследство оставит нам «новый» мир московских оккупантов!
Сколько там оставят нам они своих жуликов и лодырей, сорняков и клопов, грязи и некультурности !

Объявим и мы беспощадную борьбу красным оккупантам и будем вести ее до тех пор, пока не останется на территории Казачества ни одного из них. Долой оккупантов!
Да здравствует Казакия!

Источник :Журнал: Вольное Казачество
Номер: 163
Год: 25 ноября 1934 года
5
Казачий народ. “Украинство и войсковой шовинизм”


Превозмогая мощь вражины, посредством силы докажи  превосходство,
Ассимиляции скрытые скрепы в себе задави, манкуртизм уничтожь!


В своих трудах казаки-националисты не раз обличали  разного рода казакофобов, русофилов, продажных атаманов и рядовых предатетей от реестрового казачества. Об “украинствующих“  же манкуртах и войсковых шовинистах ранее написано было относительно немного.  На сей момент шовинисты  несут не меньшую потенциальную угрозу существования нашей нации, чем первые, а, даже -  наибольшую.  Тех и других (русофилов и украинствующих)  объединяет неприятие существования казачьего народа, распространение мифа о казаках, как сословия, беглых крестьян - иными словами. В общем, - обыкновенная казакофобия. Дурной пример, как говорится, заразителен! Так когда-то считали украинские и русские деятели прошлого в эмиграции, так и нынешние, которые поблизости.

Очень много говорится о вреде наносимом реестровым казачеством казачьему народу, но мало кто поднимает вопрос за проблему войскового шовинизма, раздирающего единство казачьей нации и подпитывающийся "украинством" от местечковых манкуртов. Эти два явления существующие вроде бы отдельно очень хорошо дополняют друг друга. Схема проста: шовинисты из донцов не считают кубанцев казаками якобы те “охохлячились” , последние же припоминают старые обиды за участие донцов в карательных операциях московитских войск против Сечи.
Соответственно происходит разрыв и впоследствии холодное отношение по отношению одних к другим. Кого-то начинает тянуть в другие национальные идеи, кто-то уходит в узколобый местечковый псевдонационализм.  Ну, а те, кому выгоден это братский раздор потирают руки.

 Кому выгодно!?  Всем  кто не заинтересован в едином, а значит конкурентно-способном  на сравнительно немалом жизненном пространстве Присуда казачьем народе. Сюда следует отнести украинских имперцев мечтающих о Великой Украине от Сяна до Кавказа и их сторонников среди украинизированных потомков казаков, а также современную Московию, которую беспокоит возможность объединения казаков на платформе единой национальной идентичности. Несмотря на украино-московский конфликт на Донбасе  проукраинские сообщества в жизни и социальных сетях  процветают , в то время как пока еще только отдельных национально-мыслящих казаков время от времени уже прессует карательная машина. Не странно ли, правда?  Московитам выгодно, чтобы казачья нация занималась внутривидовым выяснением отношений, но только не задавалась вопросами о ближайшем своем будущем по выходу из стагнирующего состояния и созданием национальных концептов.

В свое время много казаков,  как среди донцов так и кубанцев ощутимо завернуло в украинскую «воронку» вплоть до того, что одни откровенно сменили свою казачью идентичность на украинскую, другие до сих пор пребывают в состоянии раздвоенности национального сознания либо витают в мечтах про освободительный украинский крестовый поход на земли Присуда. Некоторые из них  подсознательно готовы оставить кубанских братьев украинцам и заниматься сугубо  проблемами  Дона.

Задумайтесь! Никто никого освобождать не будет! Во-первых украинцы сами не являются актором ни во внешней, не во внутренней политике своей державы. Во-вторых украинцы являются не меньшими имперцами, чем московиты. Тому является немало доказательств, начиная от маршей украинских националистов в Киеве со скандированием лозунга "Кубань-це Украина", продолжая различными картами где: Кубань и часть Дона включена в состав Украины; заканчивая оскорблениями в сети казаков, как донских так и кубанских на предмет того, что последние являются либо кацапами либо окацапились. 
Параллельно им вторят “украинствующие” манкурты разделяя наш народ на “казаков” и “козаков”, дескать это два разных народа .Серьезно. Продолжим дальше.


Недавно в одном из таких сообществ “украинствующих” манкуртов в социальной сети увидел пост про дружбу кубанских казаков и украинских городовиков. Этот месседж преподносится, как единство двух социальных групп  общеукраинского корня. Да чего скрывать, якобы народа по их мнению.

Касательно этого вспоминается поездка казаков-националистов в 2013 году в одну из донских станиц, где проживала кубаномовная  кубанская казачка, которой было уже за 90. Несмотря на свой преклонный возраст и соответствующее ему здоровье, эта героическая женщина поведала нам свою историю жизни, в которой описала своеобразную братскую любовь городовиков к кубанским казакам, которых первые без смущения отправляли на тот свет.

Также она рассказала, как  прошла все круги ада русо-советской оккупации в виде избиений, оскорблений, бытовых  и национальных ущемлений в совокупности с массовыми переселениями при содействии тех же украинских “братов”.  На вопрос о ее национальной самоидентификации она утвердительно сказала – я казачка, а о городовиках, что они иногородние. И ведь это происходило не только с ней и ее  семьей, но и сотнями тысяч других!

Почему потомки этих казаков, казалось бы национально-мыслящие, предают память своих предков, состоя в этих манкуртских группах и поддерживая эти пасквили? Почему сами казаки дают  возможность прописаться в нашей казачьей среде “выказакам” и оказывать влияние на неокрепшие умы наших соплеменников? Ведь позволяя легализовываться  среди нас, вы закладываете бомбу замедленного действия под единство нашей нации. Вам мало примеров?

Если  вы дальнозоркие и не видите исторических примеров нашего прошлого вблизи, то посмотрите на примеры Украины и Беларуси, где раскол внутри наций сильнейший и вызван тем, что украинцы, беларусы и их элиты дали прописаться инородцам в своих национальных куренях.  Годами там происходила тихая и плавная ассимиляция местного населения через местных и заброшенных агитаторов, тоже самое через “украинствующие”, донские шовинистские, реестровые общества происходит и с казаками. Несмотря на национальное самосознание, соплеменники подсознательно продолжают дробить казаков на тех или иных. Вместо того чтобы оставшимся 100-150 тысячам реальным национально-мыслящим казакам поднять на вооружение могучую идею, основанную на единстве нации, со стороны  “местечковых” и реестровых через СМИ  преподносится  войсковая идея или идентичность, войсковые особенности , пережитки  и архаика, что в нынешнем уже глобальном мире не востребовано и приведет к выпадению с рельс мировой истории.

“Донские казаки против кого-то, кубанские дружины  гоняют кого-то, забайкальские в эмиграции против Америки , запорожские против других казаков за Украину, черкасня шутила над чигами …..”- все как мантра повторяется и внушается казачьим обывателям в качестве каких-то важных событий или традиций для них ежедневно.  Но заметьте при этом, что мало где говорится собственно о  казачьем народе, как нации, его потребностях, насущных вопросах.  Дьявол, как говорится, - в деталях!

Что говорить,  некоторые казачьи деятели дошли до того, что начали определять национальность других казачьих потомков. Вот Вам и откровенный нацизм! Вместо единства и поглощения ядром пассионарных представителей казачьей среды идёт отторжение и размежевание на всех уровнях бытия. Мы казачьи националисты признаём СВОИМИ соплеменниками казаков по материнской линии. Это и есть национализм как проявление любви и заботы к своему народу. Обратите внимание с какой заботой привлекают к себе народы людей, имеющих их национальные корни, особенно как гордятся их успехами и плодами в деятельности, успехе. Это и есть – настоящий национализм!

Касательно войсковых автономистов или шовинистов. Пока в основном это явление носит частные случаи либо бытовой характер. Однако в кубанском варианте нередко пересекается или переходит в “украинство” , которое представлено более организованно. Наиболее радикальные войсковые шовинисты нередко отделяют ту или иную часть народа от всей нации, подогревая почву для врагов из инородцев и манкуртов. Некоторые умудряются в нынешнее время противопоставлять  друг другу даже верхнедонских и нижнедонских казаков.

Братья, если вы еще при здравом разуме, прекращайте междоусобицы и займитесь насущными казачьими проблемами, прикладывайте усилия там, где это поможет нам выжить и усилиться!
Сегодня всего лишь несерьезное увлечение, завтра инородное национальное самосознание. Сегодня кубанская или донская идентичность, завтра уже украинская второсортная  или донская обреченная на одиночество и разгром, а в  худшем случае уже россиянская общность. Так исчезают этносы, так исчезают народы!

Также хочу напомнить братьям, которые за счет кого-то или чего-то хотят решить казачьи проблемы, запомните раз и всегда: работая за гранты Киева или Москвы, вы работаете на их интересы, а равно против интересов своей нации. Только своими силами, только став самодостаточной силой мы сможем встать на путь конструктивных перемен.

Слава Казакии! Слава героям!

Богдан Фролов
Казакия ,2018


6
Европа / Re: Франция
« Последний ответ от Чига 18 Декабрь 2018, 00:25:25 »
Французский историк назвал «желтые жилеты» коричневой чумой


Демонстранты прибегают к методу избирательного шантажа, который уже не раз доказывал неэффективность, подчеркнул Франсуа Кассет (François Cusset).

«Сегодняшние события во Франции напоминают мне коричневую чуму. Хотелось бы напомнить, что избирательный шантаж еще ни разу к добру не приводил. Метод, который используют демонстранты делает политические перемены невозможными», - цитирует слова историка и политолога корреспондент Le Mond.

Эксперт выступил с докладом о «желтых жилетах» на форуме «Мира» (парижский форум, позиционирующий себя «промакроновским» - прим.ред.). По его словам, отказавшись от переговоров, участники протеста последовали примеру фашистов.

«Фашистская угроза больше не является фантазией или параноидальным кошмаром. Это повседневная реальность. Агрессия и насилие, которые источают разрозненные группы демонстрантов - это то, с чем Франция сталкивается каждые выходные. Уже месяц», - заявил он.

И добавил, что движение «желтых жилетов» переросло в нечто большее, отстраненное от политического недовольства, которое изначально возникло из-за роста налогов. Это тревожный звонок, как и действия силовиков, превышающих полномочия при аресте демонстрантов, подчеркнул он.

«Протесты превратились в войну. Сегодня желтые жилеты надевают не только те, кто не согласен с налоговой политикой, но и мигранты, которые устали от процветающей исламофобии. Они выходят на улицу и сталкиваются с беспрецедентном насилием со стороны жандармов. Среди демонстрантов оказываются и представители ультранационалистических групп, которые рассматривают беспорядки, как возможность свести счеты с мигрантами. Это страшно», - возмутился Кассет.

Он напомнил, что в 2004 году во Франции появился закон, ограничивающий ношение религиозных символов. В первую очередь запрет нацелен на мусульман. По его мнению, это нацистская мера, плоды которой французское правительство теперь пожинает каждые выходные: «Это шокирующие события, напоминающие начало 1930-х годов. И не стоит говорить, что «желтые жилеты» - это лишь маргиналы, недовольные властью. Проблема намного глубже, чем кажется».

Историк подчеркнул, что Елисейскому дворцу не удастся обмануть людей, которые наблюдают за протестами каждые выходные из собственных окон.

«Они верят своим глазам, а не телевизору. И это не протест против налога на топливо. Это и прорвавшаяся исламская вуаль, и последствия гомофобных оскорблений в политических кругах, и ультранационалистических лозунги, и агрессия силовиков, и банальное воровство. Это хаос. Все это признаки того страшного времени, возвращаться в которое просто постыдно», - заключил он.

Сегодня, 15 декабря, Францию вновь поглотила волна протестов. Они длятся уже больше месяца. И, судя по всему, демонстранты не собираются останавливаться. В прошлое воскресенье, 9 декабря, один из лидеров «желтых жилетов» Кристоф Шаленсон (Christophe Chalençon) заявил «Политике Сегодня», что манифестации продолжатся, пока Макрон не уйдет в отставку.

https://polit.info/434553-mvd-predlagaet-otkazyvat-v-to-mashinam-s-nezadokumentirovannymi-izmeneniyami
7
Новости / Присуд. Экология
« Последний ответ от Чига 14 Декабрь 2018, 11:58:45 »
На Кубани жители станицы Советской выступили против строительства мусорного полигона

Полигон может стать крупнейшим в крае, сюда планируется свозить мусор из семи районов.


В 700 метрах от станицы Советской планируют построить мусорный полигон. Местным жителям сообщили об этом за месяц до заключения первых договоров, — пишет телеканал «Дождь».

Полигон может стать крупнейшим в крае, сюда планируется свозить мусор из семи районов. Жители станицы недовольны и говорят о предстоящей экологической катастрофе. Представитель издания поговорил с жительницей станицы Ксенией Евсеевой и руководителем инициативной группы Виктором Савраном.

По словам Евсеевой, полигон планируют разместить в 700 метрах от водозаборной станции: «Для нашей станицы это грозит катастрофой. Это грозит отравлением наших детей, поэтому жители возмущены». На сходе граждан жителям объявили, что в 2014 году проводились общественные слушания, на которых утвердили вопрос строительства полигона. Жители отрицают, что такие слушания были. Руководитель инициативной группы Виктор Савран сообщил, что жители Советской обратились в прокуратуру.

Как сообщал «Югополис», в апреле этого года стало известно о том, что в Сочи будут сжигать мусор из Туапсе, Геленджика и Горячего Ключа: правительство России одобрило строительство мусоросжигающего предприятия в Краснодарском крае. Исходя из описания проекта, «мусорная» электростанция будет располагаться в Большом Сочи. На предприятии планируется сжигать 550 тысяч тонн мусора в год, получая 55 МВт электроэнергии. Завод планируют запустить в 2022 году.

Напомним, летом 2018 года председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Государственной думы РФ Владимир Бурматов сообщил, что в десяти российских регионах в ближайшее время могут столкнуться с проблемой вывоза и переработки мусора. На территории России, согласно данным на 1 января, накопилось свыше 39 млрд тонн отходов, а на каждого жителя России приходится по 205 тонн мусора.

Сегодня мэр Краснодара Евгений Первышов в ходе брифинга по итогам года сообщил о том, что в городе скопилось 200 тысяч кубометров мусора. Первышов назвал уборку мусора самой сложной темой этого года.

http://www.yugopolis.ru/news/na-kubani-zhiteli-stanicy-sovetskoj-vystupili-protiv-stroitel-stva-musornogo-poligona-117038
8
История и идеология / Re: Журнал "Вольное Казачество"
« Последний ответ от Чига 13 Декабрь 2018, 23:36:02 »
Происхождение казачьих фамилий



Тождественно русским, большинство казачьих фамилий оканчивается на: ов, ев, ин. Для многих это дает основание предполагать и даже утверждать, что предки носителей таких фамилий были русскими (великороссами). Из этого делается исключение предположением, что предки носителей таких фамилий, как: Персиянов, Грузинов, Мордвинцев, Греков, Туркин и т.д. были не русскими, а представителями народностей, соответственно указанию самой фамилии. Но этим положением вопрос о казачьих фамилиях в действительности далеко не исчерпывается.

Фамилии с окончанием на  ов, ев, ин более древнего происхождения, чем сама русская (великорусская) народность, образование которой, как известно, началось всего с XIII в. по Р. Хр. Так, во 2-м договоре Киевского князя Игоря с греками (912 г.) в списке его (прозвища): Фастов, Кари(й), Тудков, Каршев, Тудоров, Свирьков, Войков, Бернов, Гунарев, Колоклеков, Гудов, Туадов, Куци(й), Вузлев, Утин, Синко, Борич.

Такие фамилии и им подобные, встречающиеся в позднейших исторических документах, устанавливают, что указанные выше окончания в фамилиях не только были обычны для населения Киевской Руси, предков украинцев, но, что и фамилии от иноземных, не славянских слов (Берн, Туад, Тудор, Фаст), принимали окончания ов и тем ославянивались.

Эти данные и то, что с указанными выше окончаниями фамилии обычны и до настоящего времени на Украине, дают основания утверждать, что они не являются творчеством великороссов, а позаимствованы, как и большая часть культурных основ, от Киевской Руси; у великороссов образование фамилий с окончанием на ов, ев, ин достигло лишь наибольшего развития, ― эти окончания легко заменяют другие (ий, ей, ой) или легко прибавляются к любым и не русским словам.

У болгар фамилии с окончанием ов и ев обычны теперь, как обычны были в древности.

А если это так, то мы вправе предполагать, что такие окончания в фамилиях были обычными и у славяно-тюркского населения Казакии (после Тмутараканского княжества, откуда и образовалась казачья народность). Были они и позже, и только со времени владычества русских (великоруссов), т.е. за последние 2 века, достигли наибольшего развития.

У казаков фамилии на ой, ий, ей изменяются в ― ов, ев; другие окончания изменяются в ин, а к окончанию ко прибавляется прибавляется звук в:  Сулацк(ий)ов, Кадацк(ий)ов, Нагиб(а)ин, Рынд(а)ин, Жученко + в, Семенченко + в, Позд(ей)еев, Шульг(а)ин.

У поляков обычны окончания фамилий –- ий, ич, ек; свойственны они и украинцам.

Сохранившие такие окончания казачьих фамилий (или замененные) указывают, что предки носителей таких фамилий были или украинцы, или поляки: Калиновский, Буковский, Левицкий, Кохановский, Щетковский Хрещатицкий, Кадацков, Курганинский.

Окончание фамилий (прозвищ) на ко, как видно это из документа 912 г. и других, очень древнего происхождения. Окончание ко (великороссами было позаимствовано и превращено в ка – Ивашка, Фомка и т.д.) в Русском (Киевском) государстве (позже у преемницы ее — Украины) обозначало младшую степень, подчиненность, меньшую часть предмета.

Так, в Киевской Руси окончание ко прибавлялось иногда к именам князей (Володимирко, Василько, Юрко), не имевших уделов (изгоев), т.е. подчиненных; но никогда не прибавлялось к именам Киевских стольных князей.

На Украине сын или внук Тараса, Шевчука, Бульбы, Остапа назывался Тарасенок, Шевченок, Бульбенок, Остапенок, а отсюда уже и образовывались и фамилии – Тарасенко, Шевченко и т.д.

Такие образования, можно предполагать, сначала были свойственны преимущественно западным областям Украины; в поднепровской же части, где было более интенсивное приселение тюркских народностей, преобладало окончание ый, ой, ей, а, ас; причем все они тюркского происхождения.

Окончание ей (Кундувдей, Палей, Кочубей, Берендей и т.д.) очень часто изменялось в окончание еев.

Так, из многих документов, устанавливающих вступление в ряды донского казачества в конце XVI в. и в первой половине XVII в. отдельных представителей украинского народа, из поднестровской его части, в казачьих и московских документах называемых черкасами, фамилий на ко почти не встречается. Так в списке таких черкасов от 1647 г., вступивших в ряды казачества. Из 200 с лишним фамилий нет и десятка с окончанием на ко, а преимущественно на ов, ев. (Купреянов, Харитонов, Нагиб(а)ин и т.д.).

Развитие фамилий на ко на Украине во второй половине XVII ст. обязано, можно полагать, колонизации западных областей ее.

Было бы нелепым полагать, что предки носящих фамилий — Ованесов, Чебукчиев, Биг(ай)ев и т.д. или даже сами они, являются русскими. Обратно, если бы прибавили окончания ов, ев или ин к фамилиям – Гримм, Врангель, Струве и т.д., то все равно не скрыли бы, что предки носителей таких фамилий были шведы, немцы или представителем другой какой-нибудь национальности, но не русской.

Обратно, прочное существование окончания ов и ев даже кажущееся обрусение фамилии не может скрыть, что предки носителей фамилий — Милюков, Чувильд(ей)еев, Турген(ь)ев, как устанавливают сами слова и исторически документами, были татарами. Подтвержде­нием тому часто бывает и сама внешность, характер но­сителя такой фамилии. В таком случае может лишь воз­никать вопрос, когда или какой предок или сам владелец такой фамилии стал русским (великороссом).

Очень многие фамилии казаков (в некоторых ста­ницах они являются преобладающими) имеют основой слова не славянского происхождения; приведем как пример: Мержан-ов, Катасон-ов, Мишустов, Коломан-ов, Кульгач-ев, Дукмас-ов, Менделе-ев, Галд(а)-ин, Каклюг(а)ин, Малюг(а)ин, Араканцев, Секрет-ев, Туровер-ов, Болдыр-ев, Кунделек-ов, Бирюк-ов, Кудин-ов. 

Определением от какой народности позаимствовано слово, или принесено оно как фамилия, устанавливается очень часто и национальность предка носителя такой фамилии; это иногда подтверждается и историческими документами. Так, Мержан (родоначальник, вероятно, носителей этой фамилии) — был родом араб, вышед­ший вместе с донскими казаками из турецкого плена в 1640 г.; он принял христианство и стал донским казаком.

Мисустов — фамилия черкесского княжеского ро­да, существовавшего еще в середине прошлого столетия.

Менделеев происходит от калмыцкого слова — менделе (здравствуй-ся).

Кунделековы, как устанавливается доку­ментами, происходят от калмыцкого мурзы, принявшего христианство и ставшего казаком в первой половине XVIII в.

Галда — калмыцкое имя; происхождение от калмыка подтверждают и черты лица носителей этой фамилиями семейное предание.

Ошибочно было бы считать, что фамилия Секретев происходит от французского слова — секрет (тайна); по-татарски секреть — название особой породы рыбы; это название существует и у казаков.

Фамилия Туроверов образовалось из 2 слов: тюркского и славянского: тур (дур) — неправильный, неверный; туровер в бук­вальном смысле — человек неправильной веры, инове­рец. И, как я слышал от одного из представителей ро­да Туроверовых, семейное предание говорит, что пред­ком их был перс.

Фамилия Араканцев происходит от слова Арак(с)-араканец — выходец из Арака, может и из Аракса.

Иногда тюркские и другие слова, послужившие ос­новой для образования фамилии, кажутся славянскими. По такому сходству было бы ошибочным утверждать, что предки носителей фамилий — Харламов, Боков, Веденеев были русскими (великороссами). Так, если бы фамилия Харламов образовалась от имени Харлампий, то было Харлампиев; по-калмыцки: хар — черный, лам (е) священник, в буквальном переводе харлам — монах. Боковы происходят от калмыцкого мурзы — Бока, су­ществование которого и переход в казаки после при­нятия христианства устанавливается документами пер­вой половины XVIII в.

Веденеев образовалось от слова — ведене, каким называет на своем языке себя мордва.

Внешность и характер очень часто являются под­тверждением, иногда и вне зависимости от  изложенного устанавливают национальность предков казака.

Казачья народность сложилась из славянской (руссов) и тюркской (казаков-черкасов), живущих на территории Казакии, позже в пределах образовавшегося из нее Тмутараканского княжества. (Курсив мой. — Ред.)

Если мы примем во внимание, что в Киевской Руси у части населения ее — черных клобуков (поднепровских Черкасов, народности тюркского происхождения), как видно из летописей, фамилии предводителей имели в основе слова тюркские (Лавор, Тудор, Кундувдей, Аркашара и т. д.), то мы вправе предполагать, что и у предков донских и прочих казаков фамилии, прозвища, в основе имевшие слова тюркские, были обычными на­ряду с фамилиями, имевшими славянские корни.

Во время владычества монголов, во времена пре­бывания донских казаков в составе Золотой орды (XIII—XIV в.) тюркско-татарский язык для всего Востока Европы являлся государственным, а у донских казаков, живших в непосредственной близости от татар, тесно связанных со столицей ее — г. Сараем, являлся на­ряду со своим, славянским, и разговорным. 

До возникновения Вольного Казачества (ухода в Дикое поле и за него) и образования им независимых республик (войск) в XV ст. донские казаки, жившие по рубежам Московского и Рязанского княжеств и слу­жившие как ратная пограничная сила, были в общении с соседями — тюркско-татарскими народами и не забы­вали их язык. Для донских казаков, сохранившихся на территории Казакии — по р.р. Хопру и Медведице (Салаваске) с притоками и в низовьи Дона (у азовских казаков), наряду с своим был в употреблении язык и тюркско-татарский.

Известно, что Московское государство волжским казакам (отрасли донских) еще в начале XVII ст. пи­сало грамоты на татарском языке. Пополнение Каза­чества в XVI—XVII в.в. шло значительно больше от тюркско-татарских народов, чем от великороссов, не го­воря уже об украинцах (черкасах). Наконец, говорить по-татарски у донской старшины конца XVIII в. и на­чала XIX в. было признаком хорошего тона, как у рус­ской аристократии того времени — говорить по-французски. 

На основании сказанного мы можем утверждать, что фамилии, основой которых служат тюркско-татарские слова, могли образовываться у самих казаков и не яв­ляются обязательно принесенными (т. е. что предки их были выходцами на Дон); но они все, безусловно, древ­него происхождения.

Такие характерные фамилии, как Колиманов (измен. Коломанов), Аркашарин (существовавшие у донских казаков в первой половине XVIII в.) и Каледин указы­вают на преемственность фамилий у казаков издревле. 

Коломан и Аркашара — одни из предводителей черных клобуков (поднепровских Черкасов) XIII в. Имя Коло­ман встречается еще и раньше. Каледа — один из пред­водителей поднепровских Черкасов начала XV ст. Как известно, украинский народ — особенно с поднепровья (черкасы) явились значительным элементом, дополняв­шим донских казаков при возникновении Вольного Ка­зачества, а после являлись главным источником попол­нения его.

Фамилии, происшедшие от славянских слов, иногда дают возможность  установить   происхождение предков носителей их. 

Так, предки обладателей фамилий: Кравцов,  Шве­цов, Лимарев,  Ковалев, Чеботарев, Мирошников, Осипов, Остапов, Астахов, Гусельщиков, Грецыхин были, безусловно, черкасами. 

Но нет данных утверждать, что предки носящих фамилии Кузнецов, Сапожников, Ведерников, Мельников непременно были великоросами; эти    фамилии могли образоваться и на Дону. 

Есть у казаков фамилии, происходящие от слов, определяющих иногда национальность, чаще социальное положение, род занятий и т. д.: Воеводин,   Бояринов, Бударщиков, Пушкарев, Барабанщиков, Рындин  (рында — княжеский или царский телохранитель — паж). Но было бы ошибочным считать, что фамилии Воеводин и Бояринов произошли от беглых боярина и воеводы мо­сковских (это было бы скрыто бежавшим). Можно по­лагать с достаточным основанием, что они происхождения новгородского, когда в конце XV и в первой по­ловине XVI в., после московского разгрома Новгоро­да и Вятки, на Дон бежали (эмигрировали) к казакам представители и высших сословий В. Новгорода — и бояре, и воеводы, и купцы, и духовенство, спасая свои головы от московской плахи.

Такая фамилия, как Бара­банщиков, не устанавливает великорусского происхож­дения владельца ее — в Московском государстве во второй половине XVII в., когда заводились войска «иноземного строя», ими были как раз немцы.

Имеется много казачьих фамилий, происходящих от магометанских имен:   Алимов, Сеимов (Усейн, Сеим), Киреев (Гиреев), Измайлов, Темирев и т. д.   Предками носящих такие фамилии были, безусловно, лица, исповедовавшие ислам — или татары, или турки, или черкесы, или, наконец персы; но какой точно народности — решить невозможно.

Едва ли не большинство казачьих фамилии в на­стоящее время, как и в XVII—XVIII ст. в сравнении с другими, если их разбить на группы, происходит от православных имен.

Как известно, донские казаки (как и другие казаки) были издревле православными; у донских казаков с 1261 г. до конца XIV в. существовала своя особая Подонская (или Саранская) епархия  с пребыванием епископа в столице Золотой Орды г. Сарае. Сильно пополнив­шие ряды Казачества новгородцы и черкасы были также православными. Наконец, и предки донских казаков славяне (руссы) и казахи (казаки), жившие в Казакии и Тмутараканском княжестве еще с IX в., были право­славными. 

Таким образом, образование фамилий от право­славных имен было, безусловно, обычным  у самих ка­заков и было весьма древним.

Многие казачьи фамилии, известные по документам второй половины XVI в., сохранились и до настоящего времени; многие уже не встречаются, но это не зна­чит, что не осталось потомков таких казаков.

Очень часто одна фамилия заменялась другой. Если было две семьи или несколько одной и той же фамилии, то новая получала фамилию по имени старшего представителя — или его личному прозвищу, характерно­му признаку.

Когда не было письменных документов, фамилии терялись, а прозвища или имена старших к семье закреплялись как фамилии. Так образовались фамилии — Косоротов, Рябов, Долгов, Курносов, Шкур(а)ин, Желтоножкин, Востров, Култышкин и т. д. Сами по себе они не характерны, но первоначально они бы­ли дополнением к фамилии. Такие «уличные» фамилии, которые уже не могли закрепиться вследствие суще­ствования письменных документов, образовывались у казаков до последнего времени.

Но фамилии от православных имен могут скры­вать предков любого национального происхождения.

При вступлении в ряды Казачества не казака и не христианина, особенно малолетнего, он приобретал иногда фамилию крестного отца.

Так, потомки выкре­ста цыгана, ставшего казаком, не обязательно обрати­лись в Цыганковых, они могли обратиться и в Василь­евых, Поликарповых, Петровых, если такое имя носил крестный отец родоначальника.

Иногда получали фа­милии по имени и вступившие в ряды Казачества греки, что было нередко. Так, греческие купцы, разделявшие с донскими казаками тяжесть «Азовского сидения» в 1641 г., были все приняты в казаки. От грека Яна по­шла фамилия Яновых (ошибочно считать ее польского происхождения); от Максима Грека — Грековы и от одного из них — Корольковых («королек» — серебряная монета того времени, бывшая в употреблении у казаков и турок, иностранной чеканки, с изображением мало­летнего короля — «королька»). Все остальные греки получили фамилии по именам (отцов, дедов); так значатся они в документе.

Казалось бы, обширный материал должны были дать списки казаков Зимовых станиц (посольств с Дона в Москву), сохранившиеся в делах Московского По­сольского Приказа, но в них, в действительности, нет фамилий.

Вo взаимоотношениях Дона и Московского государства было принято: Московский царь в грамо­те не называл обычно фамилии Донского атамана, а только имя и отчество его (Осип Петров); это было особым почетом; обратно, и Донское Войско не ста­вило фамилии атамана в отписках Московскому царю, а только имя и отчество.

Эти грамоты и отписки яв­ляются главным материалом для истории, и мы до сих пор не знаем фамилии таких донских атаманов, как — Ермак Тимофеев, Осип Петров, Наум Васильев, Яковлев и др. Тимофеев, Петров и т. д. являются отчеством, а не фамилией; потомки этих атаманов живут не под этими фамилиями, а теми, какие имели в действитель­ности эти атаманы.

В списках состава Зимовых станиц XVII ст. фами­лии также не показаны (важность состава станицы), а лишь имена и отчества.

Имеются у казаков фамилии и от женских имен и женских названий (Сидоркины, Гапкины, Сидорины, Дьячихины, Ясыркины и т. д.).

Эти   фамилии   образовывались таким порядком — если пленник или выходец женился на природной казачке, то потомство получало фамилию по имени матери; мог принять фамилию по имени матери или по харак­терному признаку ее и ребенок, если отец его был не­известен.

Очень много фамилий у казаков от названия того  или иного духовного сана (Дячкины, Поповы и т.д.). Особенно распространена фамилия Поповы у донских казаков. Назвать фамилию Попова на Дону — ровно ничего не сказать. 

В Донском Кадетском корпусе к таким фамилиям присоединяли еще и №.; у приготовишек, или перво­классников у Поповых бывали №№, обычно превышающие 2 десятка.

Известен такой анекдот, имеющий историческое основание. После занятия союзными войсками Парижа в 1813 г. Донской атаман гр. Платов представлял на смотру импер. Александру I казачьи полки. 

Последние в то время не носили №, а назывались именами командиров полков. Во время прохождения в конном строю полков атаман гр. Платов среди других будто бы назвал: «Полк  Дячкина...  Дьячихина, Дьякова... Дьяконова... Попова 8... Попова 12, Попова 13, Протопопова... полк Апостолова.»

Когда был назван последний  полк, Александр I, будто бы, спросил: «А где же полк Иисусов?»  На что Донской  атаман ответил: «Не успели сформировать: война кончилась.»

Часть указанных фамилий действительно носили командиры казачьих полков, другие встречаются среди офицерских фамилий 1812-13 г., как устанавливается это документами.

Фамилии такие могли образоваться еще во время вхождения новгородцев и вятчан в ряды казачества, но лично я ни в одном из исторических документов до середины ХVII ст. не встречал фамилии, происходящей от духовного сана. Вероятно, они образовались на Дону после эмиграции великороссов после духовного раскола, единственного периода, когда вхождение в ря­ды казачества их было более или менее заметно.

Возможно, что предками носящих эти фамилии бы­ли великороссы, хотя я встречал казаков, носящих фа­милию Поповых, во всем семействе которых был резко выражен тюркско-татарский тип.

Из этого необходимо сделать исключение и добавле­ние. Фамилия Апостолов (редкая на Дону, — один род), безусловно, украинского происхождения.

Дьяк лишь в последнее столетие обозначал только духовный сан, в XVII ст. дьяк — это писарь, столоначальник и т.д. Званию (весьма высокому) в Запорожском войске «войскового писаря» в Донском соответствовал — «войсковой дьяк». Вероятнее, что фамилия Дьяков присходит отсюда, а не от духовного сана. К указанной выше категории нужно отнести и фамилию Растрыгин.

Фамилии казачьи, происходящие от географических названий, преимущественно городов, городков и станиц (Богаевский, Букановский, Каргальск(ий)ов, Кундрюцков, Терновсков, Хоперский, Кумшацков, Богучарсков, Са­марин, Короченцов и т. д.), дают мало данных для опре­деления национальности предков — особенно, если назва­ния станиц послужили основой для фамилий.

Фамилия Букановский говорит лишь о том, что предок носящего эту фамилию был выходцем из Букановского городка Донского войска. Богаевский — переселенец из Богаевской станицы или городка в другую, — что весьма мало говорит.

Больше говорила сама внешность покойного М. П. Богаевского, что предок его был, безусловно, калмык, а черты лица его братьев это подтверждают.

Кароченец — выходец из г. Карочи — и был, вероятно, черкасом (украинцем).

Богучарсковы, Самарины, Калуженины были выходцами из соответственных городов; выходцы из окраинных городов — из детей боярских, стрельцов, городовых казаков в рядах последних были черкасы и татары.

Так что и в этом случае принадлежность носящих такие фамилии к предкам великороссам не устанавливается.

Таким образом, фамилии казачьи не дают указаний на сколько-нибудь значительное вхождение великорос­сов (русских) в ряды казачества; конечно, они не могут дать вовсе материала для доказательства о происхожде­нии донских и прочих казаков от великороссов, так как казаки от великороссов (русских) в действительности и не происходят.

Изложенное относится ко всем казакам, кроме кубанцев-черноморцев. У них фамилии тождественны украинским; преобладают окончания ий, ой, ый, а, ас. В основе они имеют славянские (украинские) слова и тюркские, некоторые позаимствованные еще от предков — черных клобуков (черкасов).

Но этот вопрос требует особого исследования.

Ис. Быкадоров
9
Европа / Re: Украина
« Последний ответ от Чига 06 Декабрь 2018, 22:39:42 »
НАТО вводит корабли в Азовское море



Североатлантический альянс (НАТО) решился на ввод своих кораблей в Азовское море. Об этом заявил военный эксперт Александр Сурков. Аналитик выступил в эфире телеканала "Прямой", который, по некоторым данным, связан с администрацией президента Украины.   

По его словам, Запад готов поддержать Киев в регионе, но для этого Украина должна разорвать соглашение с Россией о совместном использовании Азовского моря. После этого, заявил политолог, руки у властей Незалежной будут развязаны. 

"Решение о вводе кораблей НАТО в Азовское море уже внутренне принято. Сейчас идет его документальное оформление, имплементация, медийное обеспечение", – заявил Сурков.

Он напомнил: договор России и Украины о совместном пользовании Азовским морем предписывает, что все спорные вопросы стороны должны решать сообща. Если Киев разорвет соглашение, конфликты в регионе будут регулироваться международным законодательством и судами. Это даст Незалежной больше пространства для маневров, подчеркнул аналитик.

Об увеличении военного присутствия НАТО в регионе попросил в конце ноября спикер Верховной рады Андрей Парубий. Это произошло после задержания трех кораблей украинских ВМС в Керченском проливе. Суда вторглись в территориальные воды России и не реагировали на запросы пограничников ФСБ.

"Я призвал увеличить количество самолетов в воздушном пространстве Черного моря и количество военных кораблей в Черном море как гарантию безопасности и стабильности", – заявил парламентарий.

Договор о совместном использовании Азовского моря с Россией ранее призвал разорвать замглавы МИДа Незалежной Василий Боднар. В соглашении сказано, что акватория является исторической территорией двух стран, торговые суда и корабли пользуются свободой судоходства, а корабли третьих стран могут заходить в море только при согласии Москвы и Киева.

https://pp.userapi.com/c851536/v851536784/6074d/ugJ5XIHWlRk.jpg
10
История и идеология / Re: Журнал "Вольное Казачество"
« Последний ответ от Чига 06 Декабрь 2018, 00:07:36 »
Журнал Вольное Казачество № 131  Что нам делать?


Наши деды никогда не спрашивали о количестве врага. Они только спрашивали, где он. В настоящее же время мы как-то жмемся, больше интересуемся тем, сколько нас есть, больше следим за тем, что в числе вольных казаков еще не все казаки эмигранты, а толко часть и это последнее разочаровывает нас. Что,мол, дескать, как же? И идея у нас хорошая, а вот не все казаки с нами.

На эти думы казака мне хочется сказать следующее. Всегда будет недоразумение и колебание там, где будут смотреть и на Хому, и на Ерему. В силу исторических причин, Казачество не является однородным элементом на все 100%. Многовековая русификаторская политика смешала казачьи кристаллы с мусором.
Теперь же, когда в силу сложившейся обстановки (революция), произошла реакция, весь мусор стал всплывать наверх, увлекая с собой и незначительную часть чистых кристаллов Казачества. Что именно я разумею под словом мусор?

1. Казаков (и иногородних) „верою и правдою“ удостоившихся получения от российских монархов дворянства и участков земли, вырезанных (участков) из казачьей территории против воли казачьей и по сей день думающих о восстановлении монархии в России, как образа правления, наличие которого, по их надеждам, может обеспечить возвращение прав им на новое владение отобранными у них Радой землями.

2. Скупых казаков, служивших в конвое его величества, целовавшихся с царем (христосовавшихся) и набивавших свои сундуки всякими сукнами (не жизнь, а масленница), галунами, серебром и пр. барахлом. Они думают, что опять будут служить в той же гвардии и что еще раз набьют свои сундуки.

3. Казаков, верящих обещаниям русских и не на шутку думающих, что их Россия (или русский народ)не забудет и непременно даст дворянство, участки, бобровые воротники и... по коробке маку.

4. Казаков-трусов. Чем больший трус, тем в большей степени он нуждается в защите. Такой казак неможет вам об’яснить, почему он туда идет. Это — стадное животное. Где больше стадо, туда и он плетется.

Под кристаллами, уплывшими вместе с мусором, я подразумеваю:

1. Казаков, имеющих личную симпатию и привычку к офицеру, равняющемуся на „единую и неделимую“.

2. Казаков, боящихся остаться без работы, в силу могущих быть репрессий со стороны В. Атаманов.

3. Казаков, никогда ничего не читающих и не вникающих в суть происходящих вокруг них событий. Такие казаки по инерции продолжают оставаться в стане единонеделимцев. Их может быть много.

В общем, и в том случае,, если бы казаки последних трех рубрик все до единого перешли бы к вольным казакам, то и тогда ряды единонеделимцев не остались бы без „казаков“. Поэтому всякие наши потуги перетянуть всех до единого на нашу сторону, будут излишними. Мы можем перетянуть много, но не всех (только казаков последних трех рубрик). И поэтому на то, что „у нас нет общей идеи“ и нет „общего начала“, мы можем теперь уже смотреть несколько новыми глазами. Мы должны на это смотреть как на естественное явление, как на последствия российской политики прошлого времени. Не считаться с этим явлением нельзя. Мы должны признать, что казачья эмиграция не може быть единомыслящей, что она разделена на два враждебные друг другу лагеря: на казаков националистов, т. е. вольных казаков, и на казаков пресмыкающихся. Чем скорее мы это признаем, тем больше дела сделаем. А дел у нас много и дел неотложных.

Кошкин говорит: каждый кует свое будущее, но отдельные малые усилия, слившись, дают крупное течение, которое иногда способно направлять это будущее по желанному руслу“. Совершенно верно. Но что намнужно сделать для того, чтобы „отдельные малые усилия“ могли бы слиться и дать „крупное течение“ пожеланному руслу?
Для разрешения этого вопроса нам, вольным казакам, не нужно забывать того, что мы, находясь „в единственном числе“, не представляем из себя единицы, с которой могли бы считаться народы других государств. Мы, „малое усилие“, бессильны дать „большое течение“. Поэтому нам нужно искать другие „малые усилия“, т. е. союзников и слиться с ними для образования „крупного течения“. Кто же может быть нашим союзником? Нашими союзниками могут быть и по общности интересов должны быть национальные организации всех порабощенных СССР-ией народов. Но для осуществления заключения союза с ними мы должны иметь своего официального руководителя. Дело ведь в том, что в эмиграции хоть и имеются члены Рады или Кругов, но они не имеют от нас полномочий на выражение нашей политической физиономии в эмиграции.

Законными являются у нас только эмигр. атаманы станиц, ибо они избирались законно или переизбирались
казаками по истечении законного срока.

Относительно же нынешних Войсковых Атаманов сказать этого нельзя, ибо, (не говоря о том, как они выбраны) законные сроки их атаманств давно уже истекли. Как видите, мы сидим без законных руководителей. Теперь общность интересов вольных казаков всех Войск диктует нам выбирать Атамана Президента, который, и будет заключать соглашения с национальными организациями порабощенных СССР, народов.Что же нам нужно сделать для того, чтобы выбрать Атамана Президента? По моему, вот что:

1. Созвать ВК с’езд. На страницах „ВК“ нужно оповестить вольных казаков о том:
1. кто будет иметь право быть членом ВКС.
2. О количестве членов ВКС.
3. О расходах, сопряженных с созывом и организацией
ВКС.
4. Об организации вольноказачьей кассы.
5. О содержании Атамана Президента и т. д.

Самым главным из этих вопросов является вопрос третий, ибо теперь уже такое время настало, что кроме кулака единодушия, должен быть и еще кулак де­нежный. Первый кулак, хоть и маленький, мы имеем.Относительно же второго... страшно подумать. Может быть нам и удалось бы где-нибудь достать заем, если бы мы представляли из себя вполне законченную организацию, но в том виде, в каком мы есть, думаю, что попытки к займу невозможны. Да, „жизнь требует от нас большего напряжения“. Но в чем оно заключается? А вот в чем:

Если момент требует немедленного осуществления ВК съезда и для того требуется 10000 долларов, а нас, вольных казаков, есть, положим, 500 человек, то боль­шим для нас напряжением было бы, если мы, при всей нашей бедности, обложив себя по 20 долларов, все же внесли бы эту (10000) сумму в самый наикратчайший срок. Вот это и было бы одной из напряженных жертв.„А если у меня нет денег“ — крикнет единонеделимец, которого вольные казаки считают за казака — „тогда как же?“ Должен взять аванс на той фабрике, где работаешь и потом отработать ей. „А если мне не дадут?“ — Должен найти поручителей. Должен умереть, а достать эти 20 долларов, ибо от этого зависит судьба Казачества: быть или не быть.

В Областях (Кубанская, например) будущей Казакии не должно быть собственных земель и потому разбогатеть будет предоставлена всем одинаковая возможность. Поэтому денежные взносы вольных казаков в вольноказачью кассу должны быть одинаковые.

А не так, что если ты имеешь много, то и плати много, а если я не имею, то, значит, с меня ничего не причитается. Нет, имеющий много может дать много, но только так, что то, что сверх пайка, считалось бы его займом в вольноказачью кассу. Ведь и такое богатое государство, как США, в подвалах которого лежит одна треть мирового золотого запаса, и такое государство выпускает облигации, т. е. прибегает к внутреннему займу, а нам и Бог велел. Для интересов ВК дела разницы не будет делать то, кому я дал взаймы, вольноказачьей ли кассе или неимущему денег казаку, чтобы он бы отправил их в кассу.

С выбором Атамана Президента дела наши несомненно должны будут улучшиться. Но нам нужно идти дальше. Нам нужно стремиться к созыву с’езда представителей эмигрантских организаций от всех народов, порабощенных СССР, („национальных меньшинств“) для выбора делегата в Лигу Наций для ознакомления ее с творящимися бесчинствами большевиков на наших Землях и с просьбой о заступничестве над бесзащитными мучениками, нашими братьями, сестрами, отцами, матерями и детьми.

Ибо, если Гитлер, „требует для Германии права нажизнь“, заявив, что нельзя убить 65,000.000 населения под предлогом, что это нужно для экономического благосостояния всего мира“ (Новое Русское слово № 7417), то почему мы не можем заявить, что десятки миллионов украинцев, казаков и др. не только грабятся,но и вешаются, расстреливаются, душатся газами, ссылками, голодом, применением распространения эпидемических болезней и все это — для разжигания „мирового пожара“.

Если Германия не хочет принести себя в жертву „для экономического благополучия“ всего мира, то почему мы не можем заявить его культурному благородию господину Всему Миру, что он 15 лет заключает торговые договоры, с кровопийцами, что он 15 лет руками великороссов вытягивает золото из крови наших мучеников (каторжные работы на советских лесных промыслах), положивших столько сил в дни Великой войны и теперь истязаемых взбесившимся от дурмана марксизма-социализма „рабоче-крестьянским правительством современной Москвы“.

Война в СССР (при чем война не междоусобная, т. е. не в одной нации, а война порабощенных народов со своими поработителями) еще и до сих пор продолжается. И вмешательство Лиги-Наций, поэтому, в дела советские не только возможно, но и обязательно и Богом благословенно.

Случилась революция — великороссы получили свое благо — советский строй — от нее. Почему же другие народы должны быть лишены своих (самоопределения) благ?

Нет, кровь наших борцов и замученных братьев зовет на помощь Лигу Наций. Кровь эта дает право Лиге-Наций сказать московскому болыпевицкому правительству: „уберите вы свои чекистские войска с земель народов, вас не признающих, к себе в Москву...

Казак Кубанский В. А. Юрченко.
Чикаго. 25 мая 1933 г

Год выпуска: 25 июня 1933 г
Страницы: [1] 2 3 ... 10